СЕКСОЛОГИЯ 
  Персональный сайт И.С. КОНА 
 Главная страница  Книги  Статьи  Заметки  Кунсткамера  О себе  English 

Учительская газета, 25 сентября 1984.

НАУЧИТЕ УЧИТЕЛЯ

С этого года в наших школах введен специальный курс подготовки к браку и семье, включающий, наряду с другими вопросами, элементарное половое просвещение. Разработка и экспериментальная проверка программы и методики преподавания этого курса - большая заслуга наших ученых-педагогов во главе с вице-президентом АПН СССР А.Г. Хрипковой. Однако дело это чрезвычайно трудное, требующее от учителя больших специальных знаний, уверенности в себе и нравственного такта.

В древности все народы имели специальные обряды, выполнявшие функции полового просвещения. К тому же жизнь взрослых проходила на глазах у детей, и все ее аспекты воспринимались как естественные. Любая народная культура содержит в себе многочисленные эротические элементы. В новое время, когда антисексуальные установки христианства, считавшего половую жизнь греховной и низменной, полностью подчинили себе педагогику, вытеснив более древнюю языческую культуру, положение резко изменилось. Буржуазное ханжество сделало всякую информацию о половой жизни, да и вообще о телесном «низе», запретной и «неприличной». В Англии начала XIX в. даже попросить соседку по столу передать цыплячью ножку считалось неприличным, т. к. слово «ножка» вызывало сексуальные ассоциации. Приходя к врачу, женщина показывала, где у нее болит, не на собственном теле, а на кукле. В некоторых библиотеках книги, написанные женщинами, хранились отдельно от книг авторов-мужчин. В XIX в., как никогда, свирепствует моральная цензура. По соображениям благопристойности во Франции в XIX в. запрещались произведения Ронсара, Лафонтена, Руссо, Вольтера, Лрево, Беоанже и других классиков. В 1857 г. в Париже состоялись два судебных процесса. Автор «Госпожи Бовари» был оправдан, ибо «оскорбляющие целомудрие места», «хотя и заслуживают всяческого порицания, занимают весьма небольшое место по сравнению с размерами произведения в целом», а сам «Гюстав Флобер заявляет о своем уважении к нравственности и ко всему, что касается религиозной морали». Бодлер же был осужден, и цензурный запрет на «Цветы зла» был снят только в 1949 году.

В 1865 г. русский журнал «Современная летопись» обнаружил «эротизм», доведенный до самого крайнего, «самого циничного выражения», - где бы вы думали? - в драмах А. К. Островского «Воспитанница» и «Гроза», а в пьесе «На бойком месте», по мнению одного рецензента, драматург «остановился только у самых геркулесовых столпов, за которыми уже начинается царство маркиза де Сада с братией».

Немецкий писатель Ганс Фал-лада, родившийся в 1893 году, в автобиографической книге «У нас дома в далекие времена» вспоминает, что однажды в гостях у старой тетки мать сделала ему, одиннадцатилетнему мальчику, замечание: «Сиди смирно, Ганс! Не болтай ногами!». Тетка пришла в ужас: - «Настоящей даме лучше не упоминать про это, внизу, - она глазами показала на мои ноги, - лучше не упоминать, Луиза! Как будто ей ничего не известно, Луиза! Но если уж ей необходимо это назвать, то она говорит «пьедестал» или, во всяком случае, «постамент»... Ганс, оставь в покое свой постамент, вот так звучит прилично, Луиза!».

Морально - религиозные запреты распространялись и на науку. Богословский тезис о греховности половой жизни превратился в массовом сознании в твердое убеждение, что всякий, даже научный интерес к сексуальности является «нездоровым» и наличие его свидетельствует, что у человека что-то по этой части не в порядке. Следуя этой логике, нужно заключить, что физиологией питания занимаются исключительно обжоры или, наоборот, язвенники, языкознанием - косноязычные, а психологией мышления - кретины. Но стереотипы обыденного сознания поддерживаются, увы, не логикой.

Враждебно-настороженное отношение к проблемам пола надолго задержало развитие научной сексологии, которая, в основных своих чертах, сложилась лишь во второй половине XX века. Поскольку первые шаги ее, еще в прошлом веке, делались в клинике, многие даже образованные люди до сих пор склонны считать сексологию отраслью медицины. Представление это, основанное на смешении сексологии с сексопатологией, глубоко ошибочно. Современная сексология напоминает равносторонний треугольник, первую сторону которого образуют биолого-медицинские исследования (генетика, физиология, эндокринология пола и т. д.), вторую - общественнонаучные (человеческая сексуальность - разновидность социального поведения, она ориентируется на определенные культурные нормы и существенно изменяется в ходе истории общества) и третью - психологические исследования (чем мотивируется сексуальное поведение, каковы его индивидуальные вариации, от чего зависит характер взаимодействия и психосексуальное благополучие супружеской пары, чем отличаются мужские сексуальные реакции от женских и т. д.). Свести все это многообразие проблем и фактов к биологии абсолютно невозможно, это противоречило бы как нашему жизненному опыту, так и логике развития современной науки.

Совершенно очевидно, что учитель, занимающийся подготовкой старшеклассников к браку и семье, да и любой учитель, не безразличный к закономерностям человеческого развития, должен обладать солидной научной информацией в этой области, многократно превышающей те знания, которые он сочтет нужным передать учащимся. Так обстоит дело во всех предметах, не правда ли? В данном случае это особенно необходимо, т. к. речь идет о запретных вещах, о которых (например, о мастурбации) не только дети, но и взрослые до недавнего времени имели превратные представления и само упоминание которых вызывает у многих невольное смущение. Располагает ли учитель такой информацией? Увы, нет.

Благодаря усилиям педагогов и медиков в последние годы у нас появились книги, детально описывающие физиологию полового созревания и порождаемые им педагогические проблемы. Вышло в свет руководство по сексопатологии для врачей и т. д. А как быть с социальными и культурными аспектами половой жизни? Под влиянием урбанизации, акселерации, научно - технической революции и т. д. люди стали придавать больше значения этой стороне своей жизни. По данным крупного болгарского исследования, которым были охвачены 7 тысяч супружеских пар, сексуальная удовлетворенность входит в число трех важнейших факторов устойчивости брака, наряду с удовлетворенностью эмоциональным фоном взаимоотношений (дружба, взаимное доверие, любовь) и установкой на равенство и взаимопомощь супругов. Аналогичные данные дают и отечественные исследования. Снижается средний возраст начала половой жизни (в ГДР он составляет сейчас 16,9 лет, одинаково у юношей и девушек), и уменьшается разница в характере и мотивах между юношами и девушками. 'Многие половые различия, которые раньше считались всеобщими, биологическими, практически исчезли. Это имеет серьезные социальные последствия, как положительные, так и отрицательные. С одной стороны, как и предвидел в свое время Ф. Энгельс, брачные отношения индивидуализируются, важнейшим нравственным критерием сближения молодых людей становится любовь, с каждым следующим поколением уменьшается доля сексуально-холодных женщин и т. д. С другой стороны, легкомысленное отношение к этой ответственной сфере общественной и личной жизни влечет за собой неустойчивость брачно-семейных отношений, рост числа разводов, безотцовщины, нежелательных беременностей среди несовершеннолетних и т. д. Проблематичными стали некоторые ритуалы ухаживания (должна ли девушка ждать или может сама проявлять в нем инициативу) и многое другое. Чтобы обсуждать эти вопросы - а они постоянно возникают у старшеклассников, - нравственная позиция учителя должна опираться на самую свежую и достоверную социологическую информацию. 'Но где он возьмет эти сведения, если не проводить сексологических опросов?

Не менее важны историко-этнографические аспекты сексологии. На первый взгляд сведения о различиях сексуальной культуры народов мира, излагаемые, например, в «Золотой ветви» Дж. Фрэзера и других этнографических трудах, имеют только общекультурную ценность. Но можно ли в многонациональной стране не учитывать особенности культурных традиций ее народов, характерных для них нормативных образов мужчины и женщины или их телесного канона, например, насколько обнаженным или, наоборот, закрытым должно быть тело?

Или возьмите типичную школьную ситуацию. При любом намеке на сексуальность в классе возникает смех. Учитель шокирован - какие грубые, циничные подростки, с ними просто невозможно говорить о таких вещах! Между тем всякий, кто читал классические труды выдающихся советских литературоведов - М. М. Бахтина. В.Я. Проппа и О. М. Фрейденберг - знает, что и во взрослой культуре сексуальность всегда была тесно связана со смехом, который, как и производительный акт, ассоциируется с праздничной свободой и раскованностью и одновременно - снимает эмоциональное напряжение, помогает преодолеть страх, сопутствующий вторжению в сферу чего-то священного и тайного.

Еще хуже обстоит дело с психологией. Отечественная наука много лет практически не занимается психологией пола и сексуальности, вынуждая педагогов восполнять отсутствие научных представлений доводами житейского здравого смысла, сплошь и рядом весьма упрощенными, а то и смешными. Пародировать распространенный стиль популярной литературы, нередко напоминающей винегрет из элементарных физиологических сведений под «моральным» соусом, легко. Но что остается делать авторам, если серьезных психологических исследований, составляющих фундамент нравственного воспитания, в этой области практически нет?

Может быть, наша половая жизнь так проста и элементарна, что науке в ней просто нечего делать? Наши предки, говорят некоторые, не знали сексологической премудрости, а семья была прочнее, и детей рожали больше. Но сравнивать сегодняшнюю жизнь с прошлой - дело трудное. Наши предки не знали ни электричества, ни авиации, ни телевизора. Мы же не только не захотим, но и не сможем без них прожить - другое производство, другие расстояния,другие запросы. Оценивать эффективность полового просвещения только по статистике разводов - то же самое, что свести все проблемы социологии труда к текучести кадров. При крепостном праве «текучести» в современном смысле слова не было вовсе, а производительность труда и удовлетворенность им были низкими. Сегодня устойчивость брака зависит прежде всего от качества семейной жизни, что предполагает также сексуальную гармонию. А она, в свою очередь, требует основательной профессиональной помощи, причем не только медико-гигиенической, но и психологической. Психологическая совместимость в семье, не менее важна, чем в космическом путешествии. А самое главное - люди должны осознавать природу своих трудностей и уметь, не нарушая норм интимности, обсуждать их друг с другом и, если нужно, со специалистом.

Недостатки и просчеты массовой литературы, часто высмеиваемые в печати, - прямое следствие того, что междисциплинарная отрасль знания, каковой является современная сексология, практически повисла у нас между «лед» и «мед» науками, из которых одни озабочены тем, как учить, а другие - как лечить людей, не уделяя должного внимания фундаментальным исследованиям, от которых зависит понимание общих закономерностей этой сложной сферы общественной и личной жизни, прикладными аспектами которой занимаются педагогика и медицина.

В данных заметках речь идет о том, что нужно знать учителю, а не о том, какие именно вопросы и как следует освещать в классе. Последнее, на мой взгляд, в огромной степени зависит от сексуальной культуры взрослого населения, прежде всего - учителей и родителей, и их морально-психологической готовности взять на себя соответствующие функции. Если учительница заливается краской стыда и негодования при словах «онанизм» или «половые органы» - лучше ей не браться за это дело.

Иногда можно услышать, что половое просвещение как таковое вообще не входит в обязанности школы, которая должна заниматься только его этикоэстетическими аспектами. Как редактора «Словаря по этике», вышедшего в прошлом году пятым массовым изданием, меня трудно заподозрить в недооценке значения этики. Но не подменяем ли мы порой серьезное дело нравственного воспитания молодежи примитивным филистерским морализированием, когда автор от серьезного рассмотрения противоречивых тенденций и фактов, по выражению К. Маркса, «убегает в область морали и здесь может пустить в ход всю тяжелую артиллерию своего нравственного негодования».

Фигура умолчания всегда ассоциировалась скорее с ханжеством, нежели с нравственностью. Если смотреть на вещи трезво, принимая во внимание и акселерацию (в середине 1930-х годов менструации у девочек начинались в 15, а сейчас - в 13 лет), и омоложение современного брака, и трудности семейного воспитания, - то школа, в стенах которой учащиеся пребывают до 17 - 18 лет, является единственным учреждением, где можно осуществлять своевременное и эффективное половое просвещение в рамках общего процесса нравственного воспитания и подготовки юношества к семейной жизни. Именно так решается этот вопрос во всех социалистических странах. Но чтобы школа могла действительно это делать, будущий учитель должен еще на студенческой скамье получить необходимую научную подготовку. Между прочим. он и сам в ней весьма нуждается. «Ложная мещанская стыдливость, которая, впрочем, служит лишь прикрытием для тайного сквернословия...», не имеет ничего общего с подлинной нравственной чистотой и порядочностью, утверждаемой коммунистической моралью.


© И.С. Кон


 
Информационная медицинская сеть НЕВРОНЕТ
Hosted by uCoz