СЕКСОЛОГИЯ 
  Персональный сайт И.С. КОНА 
 Главная страница  Книги  Статьи  Заметки  Кунсткамера  О себе  English 

Труд. 1 июля 1990.

НАСИЛЬНИК

Что представляет собой человек, совершающий одно из самых гнусных преступлений ?

"В 1983 году в СССР официально зарегистрировано
17.658 изнасилований и покушений на него,
в 1989 году - почти иа 25 процентов больше..."
(Из статистического сборника).

"ТАКОВА статистика. Причем ' неполная, разумеется, ибо на деле это происходит гораздо чаще, чем фиксируется в официальных данных,- большинство жертв предпочитает не обращаться в правоохранительные органы, считая, видимо, что случившегося все равно не исправишь, а огласка повредит репутации. Да и сама милиция нередко отмахивается от подобных жалоб - дескать, кто там разберет - было, не было...Так что на каждый учтенный статистикой случай сексуального насилия, по подсчетам криминалистов, приходится четыре-пять неучтенных.

А теперь - история из жизни. Две подружки - 15-летняя Таня и 17-летняя Инна пошли вечером в кино. Чем кончился вечер, пусть расскажут они сами.

Инна; «Мы поехали в кинотеатр "Слава", взяли билеты, и тут к нам подошли знакомые ребята. Двоим лет по семнадцать: одного звали Чаком, другого - Хабой. И двое - лет по 14-15; Бычок и Голова... Мы вместе посмотрели фильм. А потом нам предложили прогуляться и по пути посмотреть их «качалку». Ну, это такой подвал, где парни качают мускулы. Мы. дуры, согласились. Чак и Хаба - ребята с виду хорошие, не хамы. Ну а Бычок и Голова - вообще еще дети... Потом Хаба куда-то ненадолго исчез и принес две бутылки вина - мол, надо же праздник отметить. Ну, и знакомство... Потом нас завели в подвал, Ника-кнх гимнастических снарядов там почему-то не было. А в дальней очень маленькой комнате с железной дверью стояла старая софа. Таню ввели туда, а Чак меня остановил и говорит: «Понимаешь, Инна, тут такое дело. Вас сюда привели на для того, чтобы «качалку» смотреть, а чтобы насиловать...»

Таня: «Меня усадили на диван. Слева сел Бычок. Справа- Голова. Хаба встал напротив и говорит: «Ну, кто из нас тебе больше нравится?» Я поняла. что тут что-то не то, а сказать ничего не могу... А Хаба: «Ну, короче, ты мне нравишься. Давай!» Я говорю: «Ты что, в своем уме?» А он: «Давай, я хочу!» А Бычок шепчет: «Давай лучше со мной!» А Голова, щенок сопливый, уже лезет под пальто. Я - сопротивляться. А он мне: «Убери руки! По-хорошему говорю!» У меня все помутилось. Плачу, умоляю: «Не ломайте мне жизнь!» А Хаба свое: «От нас никто просто так еще не уходил»... Я снова реву, умоляю. Тогда Хаба говорит: «Ладно. можно по-другому. Я тебя оставлю такой, какая ты есть. но ты... Поняла?» Я закричала: «Нет!» «Тогда, - говорит Хаба - будем делать силой и то и другое. Считаю до трех. Ну!» Я снова стала его умолять. А он: «Ну, ты меня вывела». Как даст мне кулаком в лицо. Потом ногой...»

Девочек спас случай: кто-то из жильцов спустился в подвал - подружки успели выскочить...

СЕКСУАЛЬНОЕ наслаждение по самой сущности своей предполагает свободу и добровольность. Тем не менее почти во всех человеческих обществах во все времена существовали различные формы -сексуального принуждения и агрессии, вплоть до прямого изнасилования. Какова же природа этого явления?

Много лет назад, когда мы и слыхом не слыхали об эротической литературе, группу студентов спросили, какие художественные произведения сильнее всего задели их сексуальное воображение. Представьте себе, что пальму первенства получила... сцена группового изнасилования из «Тихого Дона». А ведь в ней нет ни тени «смакования». Объяснение, видимо, надо искать в том, что фантазии такого рода широко представлены в мужском эротическом воображении. Мужская сексуальность часто содержит в себе элементы агрессивности, что отражается и в соответствующих стереотипах: мужчина стремится «взять» женщину, подчинить своей воле, сопротивление лишь возбуждает его.

Сексуальное восприятие у мужчин и женщин различно и усугубляется привычным ритуалом ухаживания. Мужчины и женщины зачастую по-разному интерпретируют одну и ту же ситуацию. Мужчина, воспринимающий женщину только как сексуальный объект, уверен, что она возражает и сопротивляется лишь для виду, «набивает себе цену», а на самом деле хочет «того же»... Насилие в его глазах выглядит продолжением ухаживания. Он считает себя не насильником, а соблазнителем.

К сожалению, эта установка опирается зачастую и на общественное мнение -- «сама виновата», «сама дала повод», «с порядочными девушками такого случиться не может»,- что благоприятствует терпимости к насилию, которое выглядит как бы естественным продолжением сексуальной игры.

В некотором смысле общество само формирует из женщин потенциальных жертв (культ женской слабости, зависимости от мужчин), а из мужчин - потенциальных насильников (культ мужской силы и агрессивности). Культ властного, агрессивного мужчины, вообще ставка на силу - питательная среда всякого насилия, в том числе и сексуального. Кстати, историко-этнграфические данные показывают, что сексуальное насилие чаще встречается в тех обществах, где мужские и женские роли резко обособлены и где власть принадлежит мужчинам. Там, где взаимоотношения полов более равноправны, насилие встречается реже.

Предвижу вопрос: почему же оно распространено в современном обществе, где эти стереотипы значительно слабее, чем в прошлом? Многие люди винят во всем либерализацию половой морали и сексуальную распущенность молодежи. Но это объяснение сильно «хромает»: права шуточная песня - в самом деле, «для чего красотку красть», если «ее можно просто так уговорить»? Дело тут, очевидно, в противоречивости ситуации: чем проблематичнее становится мужская гегемония в семье и обществе, тем больше цепляются за нее .некоторые, отнюдь не самые сильные, мужчины. И любое социальное напряжение - материальное, бытовое, служебное - подталкивает к актам агрессии. То же-и в сексуальной сфере. Сексуальность стала более открытой, общедоступной и соблазнительной. В то же время в глубинах сознания под влиянием сложившихся стереотипов она остается чем-то запретным, грязным, низменным. Противоречивость и двусмысленность в данном случае ценностных ориентации уродливо проявляется и в индивидуальном сознании.

МНОГИЕ наивно полагают, что сексуальное насилие чаще всего происходит на улице и агрессорами являются посторонние люди, с которыми жертва не знакома. Но даже тот случай, с которого я начал рассказ, показывает, что это не совсем так: девушки сами пошли в подвал, причем Инна была ранее знакома с этими парнями, а Таня знала, что такие случаи довольно часты. . Увы, самая массовая типичная ситуация изнасилования - не уличное нападение, а... любовное свидание (от 40 до 75 процентов всех известных случаев по разным странам). При этом жертва зачастую хорошо знает насильника. В 60 процентах случаев это происходит во дворах, в парках, на чердаках. Так что «уличный» хулиган-насильник, предмет всеобщей ненависти, на самом деле принадлежит нередко к сообществу вполне благополучных с виду юношей или зрелых мужчин. И если раньше психологи пытались создать «тип личности насильника», то теперь они поняли, что это невозможно,- сексуальное насилие может иметь различную мотивацию и совершенно разные лица.

Самое печальное, я бы даже сказал, страшное, для общества - это тот факт, что среди насильников значительное место занимают подростки, чье стремление самоутвердиться в мужской силе направлено отнюдь не только на сексуальное удовлетворение. Хотя в подростковых компаниях имеются на всё готовые «общие девочки», тем не менее подростки часто прибегают к насилию, сопровождая его физическим надругательством и оскорблением жертвы. Почему? Им важно не столько разрядить половое возбуждение, сколько утвердить свою власть над другим человеком, унизить его, сломать его человеческое достоинство. Чаще всего за этим стоит собственный комплекс неполноценности, сомнение в своих мужских качествах, вымещение обид, испытанных в детства. Именно в подростковой среде особенно развито групповое изнасилование. Существует некий групповой эффект, благодаря которому в это противоправное деяние втягиваются даже те подростки, которые тихи и застенчивы. Агрессивное поведение, включая секс, для них - средство доказательства своей маскулинности, «мужественности», своего рода экзамен на право утвердиться, занять определенное положение в группе. К тому же совместное сексуальное насилие укрепляет групповую солидарность, групповую поруку.

Впрочем, то же в определенной степени можно отнести и ко взрослым. Исследования подтверждают, что важнейшим фактором, позволяющим предсказать склонность молодого мужчины к совершению насилия, является убеждение, что его компания готова одобрить такое поведение. Второй по значимости фактор - грубое, бессердечное отношение к женщине, как правило, привитое с детства.

ТАК кто же он такой - насильник, внушающий столь серьезные опасения и тревоги в обществе? Каков он? Какая среда его питает?

Психологическое обследование мужчин, осужденных за изнасилование, несмотря на все различия, выявило у них ряд общих черт. Прежде всего это повышенная общая агрессивность, склонность к насилию вообще, которые нередко появляются уже в начальных и средних классах школы. Такие мальчики любят унижать своих более слабых сверстников, всячески издеваться над ними, не способны к чувству жалости и сострадания.

Другой вид насильников стремится лишь к полной власти над своей жертвой. Упоение собст. венной властью - главное для такого человека. Чем ничтожнее он сам, тем более важен для него этот фактор. Для слабого, зависимого от других, терпящего насмешки и унижения мужчины нет большего наслаждения, чем изнасиловать гордую, независимую женщину - знай-де свое место и своего господина.

ЧТО ЖЕ может сделать тут общество? Прежде всего обеспечить людям правовую защиту против сексуального принуждения. Статья 117 Уголовного кодекса РСФСР карает за изнасилование лишением свободы на срок от 3 до 7 лет, а если оно, сопряжено с угрозой убийства или причинением тяжкого телесного повреждения либо совершено лицом, ранее уже совершившим изнасилование, - на срок от 5 до 10 лет. Групповое изнасилование либо совершенное особо опасным рецидивистом или повлекшее особо тяжкие последствия, равно как изнасилование несовершеннолетней, наказывается лишением свободы на срок от 8 до 15 лет либо смертной казнью.

Однако меры эти, как мы видели, недостаточно эффективны. Ясно, что не вследствие легкости наказаний - куда уж строже? Думается, из-за'отсут-ствия социальной и психологической профилактики. Вот на этом, как мне представляется, и следует сосредоточиться в борьбе с таким социальным злом, как насилие. Во-первых, последовательно, с помощью средств массовой информации разоблачать мифы о «безобидности» сексуального насилия, показывать вредность общественной терпимости к насильнику и осудительного отношения к его жертве («Сама виновата!»), откровенно говорить о тяжких последствиях этого вида преступлений.

Во-вторых, развенчивать традиционную модель маскулинности, идеализацию силы, мужского верховенства, равно как и женской слабости и зависимости. Особенно важно это в юношеской среде. Сексуальная агрессивность - плоть от плоти социального насилия. Отсюда успех этой работы зависит не только и не столько от усилий конкретных воспитателей, сколько от общего стиля взаимоотношений между мужчинами и женщинами в обществе и от его социальной и психологической терпимости. Если хотите, обществу нужен культ женщины. В нашей стране с этим очень плохо.

В-третьих, требуется своевременная психодиагностика- и повышенное внимание к детям, рано проявляющим агрессивные наклонности и испытывающим коммуникативные трудности. Подобных служб у нас, по существу, тоже нет.

И, наконец, женщины должны знать о возможных опасностях легкомысленного поведения, понимать, что, если они не хотят сексуального сближения во время свидания, их несогласие должно быть выражено ясно, твердо, недвусмысленно и своевременно - до того как мужчина потеряет самообладание. Чтобы уменьшить опасность уличного насилия, полезно овладеть техникой самообороны. В некоторых странах этому обучают в школе. У нас же девочки, девушки, женщины лишены возможности научиться хотя бы элементарным приемам защиты.

Наконец, нужна медико-психологическая помощь жертвам насилия. Надо учесть, что большинство их не обращается в милицию, - для этого, как уже говорилось, у них есть достаточные основания. Но нельзя, крайне опасно держать эти болезненные переживания в себе, обязательно нужно выговориться, найти сочувствие, понимание. В большинстве цивилизованных стран для этого существуют специализированные анонимные консультации и телефоны доверия. Позвонить по телефону женщине гораздо легче, чем встретиться лично с незнакомым человеком и, сидя перед ним, отвечать на мучительные и порой бестактные вопросы. В Париже, например, свыше трети женщин, воспользовавшихся таким телефоном, до того ни с кем другим на эту тему не говорили. Профессиональный психолог на другом конце провода может не только тактично разговорить и успокоить женщину, уменьшив ее напряжение, но и посоветовать, куда пойти и что делать дальше. Мировой опыт свидетельствует, что три четверти женщин, получивших своевременную психологическую помощь, полностью преодолевают «травму изнасилования» и ведут нормальную благополучную сексуальную жизнь.

У тех же, кто все перенес молча, «в себе», один на один справлялся со своей бедой, а еще хуже - подвергался бестактным упрекам и допросам, хотя бы со стороны домашних, болезненных проблем намного больше.

К сожалению, в нашей стране ни такого телефона доверия, ни подобной консультации не существует, у нас просто-напросто нет специалистов-психологов, компетентных в этих деликатных вопросах и способных помочь словом и советом жертве насилия.

Хочу напомнить: избавить общество от такого зла, как насилие человека над человеком, можно только, как говорят у нас на Руси, всем миром. Закон, даже самый строгий, не в силах справиться с насильником в одиночку, без нашей с вами активной и целенаправленной помощи.


© И.С. Кон


 
Информационная медицинская сеть НЕВРОНЕТ
Hosted by uCoz