СЕКСОЛОГИЯ 
  Персональный сайт И.С. КОНА 
 Главная страница  Книги  Статьи  Заметки  Кунсткамера  Термины  О себе  English 

В защиту сексиндустрии

В 1950-52 годах, после окончания аспирантуры, я работал в Вологодском пединституте и жил вместе с матерью в одной из комнат преподавательского общежития, где, естественно, ходили разные сплетни.

Самая страшная история произошла с моим предшественником. Одна дама, член ВКП(б) с 1917 г., нашла в уборной на этаже разорванную газету (туалетной бумаги в те годы не существовало) с портретом тов. Сталина, на которой был указан номер комнаты подписчика. Поскольку этого человека она за что-то ненавидела, она тут же отнесла газету в партком как свидетельство политической неблагонадежности тов. Х. Время было очень страшное. Проигнорировать столь серьезное заявление секретарь парткома не мог, а стоило дать делу ход, как остановить его было бы уже невозможно. Это было равносильно неуважению к Вождю и Учителю и чревато потерей не только работы, но, возможно, свободы и самой жизни. К счастью, партсекретарь оказался на редкость порядочным и умным человеком. Он полностью разделил негодование коммунистки Ю, но спросил ее, видела ли она своими глазами, что товарищ Х сам принес и использовал священную газету в грязных целях, ведь это могли сделать его дети? Товарищ Ю как честная женщина призналась, что этого она не видела. В таком случае, сказал секретарь, мы не будем открывать персонального дела, а ограничимся строгим личным внушением. Тов. Ю не возражала, а вызванный в партком тов. Х обещал впредь быть более внимательным. Таким образом, инцидент был исчерпан, а коллеги впредь предупреждали новых жильцов, что в уборной надо опасаться не только того, что тебя могут увидеть без штанов.

Лично у меня подобных проблем не возникало, но однажды мне рассказали, что живущая в комнате напротив преподавательница истории партии распространяет слухи, будто моя мама раскладывает пасьянсы. Это была наглая клевета! Моя мама сроду не раскладывала пасьянсов, карт в нашем доме не было, да и сами пасьянсы, в отличие от азартных игр, вовсе не считались предосудительными. В первый момент я возмутился и хотел призвать сплетницу к ответу. Но моя умная мама рассудила иначе. Отсмеявшись, она сказала, что это хорошая идея, купила карты, научилась раскладывать пасьянсы и занималась этим до конца жизни. В старости, когда у нее появился тяжелый полиартрит, это стало для нее не только развлечением, но и полезным упражнением для пальцев.

Этот случай я вспомнил в связи с передачей Светланы Сорокиной на Первом канале ТВ 19 июня, посвященной сексуальному просвещению школьников. Председатель комиссии Мосгордумы по вопросам здравоохранения (фамилию ее я не запомнил), разгневанная приведенными мною данными ВЦИОМ, что подростковая сексуальность молодеет, и будучи не в силах опровергнуть научные факты, перешла, как это принято среди дурно воспитанных людей, на личности и обвинила меня в том, что я связан с сексиндустрией и защищаю ее интересы. Сначала я возмутился, моя научная работа и публицистика никакой сексиндустрией никогда не финансировались. А потом мне стало смешно.

Укоренившееся в нашем сознании (из которого и я не был исключением) отрицательное отношение к сексиндустрии (я имею в виду легальное производство товаров сексуального характера) – не что иное, как пережиток совковой сексофобии.

С точки зрения высокой нравственности, производство вредных для здоровья табака и алкоголя, не говоря уже о военной промышленности, выпускающей орудия убийства, неизмеримо хуже, чем индустрия, производящая предметы, позволяющие людям получать сексуальное удовольствие, в котором вообще нет ничего плохого. Значит ли это, что государство должно отказаться от акцизов и закрыть военно-промышленный комплекс, а все истинно нравственные люди обязаны немедленно уволиться с табачных, пивоводочных и оборонных предприятий и связанных с ними торговых, научно-исследовательских и прочих учреждений? Да и моя собственная бюджетная зарплата идет из тех же грязных источников. Что же нам, бедным, делать?

К тому же разграничение разных сфер жизни и производства зачастую условно. Один и тот же продукт может иметь медицинское назначение и /или быть украшением жизни. В налоговой политике эти и многие другие различия должны учитываться. Нелепо, если лекарства, продукты питания и одежда облагаются таким же налогом, как предметы роскоши. Но критерий здесь опять-таки не этический, а социально- экономический.

«Продукция сексуального характера», как и всякая другая, удовлетворяет определенные общественные потребности и должна оцениваться по ее качеству.

Не могу сказать, что хорошо в ней разбираюсь, но на недавней выставке в ВДНХ (кажется, она называлась «Эрос»), которую я посетил после сексологической конференции в конце мая, я увидел множество хороших и разных товаров, в том числе отечественных, начиная с абсолютно необходимых любрикантов (тот, кто не знает, что это такое, не умеет пользоваться и презервативами) и кончая новейшими фаллоимитаторами, вибраторами и эротическим бельем. Рискуя подтвердить вымыслы московской депутатши, я очень рекомендую посещать подобные выставки и не пренебрегать их товарами. Честное слово, современное белье гораздо красивее и эротичнее семейных трусов и женского белья времен моей юности (Жерар Филипп даже устроил его выставку в Париже, имевшую шумный успех).

Эротика, этика и эстетика связаны друг с другом и с уровнем жизни положительно, и все они в равной мере несовместимы с ханжеством, а развитие сексиндустрии – один из показателей роста общественного благосостояния.

Итак, да здравствует отечественная сексиндустрия, пусть она производит больше товаров хороших и разных, чтобы наша сексуальная жизнь была безопасной, красивой и приятной, и пусть эти товары будут доступны всем желающим, а в их разработке и популяризации участвуют серьезные ученые.

Примечание. Эта заметка написана не по заказу, а по велению совести и профессионального долга. Денег за нее автору никто не платил, даже образцов эротической продукции на выставке ему не подарили. Московской депутатше я благодарен за то, что она помогла мне осознать ошибочность собственных предубеждений против сексиндустрии. Что же до выпадов личного характера, то А.Д. Сахарова и не в том еще обвиняли… Моя покойная приятельница Н.Г Долинина говорила, что главное отличие человека от животных – чувство юмора.


© И.С. Кон


 
Информационная медицинская сеть НЕВРОНЕТ
Hosted by uCoz