ПОСТСКРИПТУМ:
20 ЛЕТ СПУСТЯ1

Все, что происходит в СССР, нужно рассматривать не изолированно, а в контексте мировых этносоциальных процессов. Упрощенно и слишком буквально понимая ленинское положение о соотношении двух тенденций в национальном вопросе, теоретики-марксисты в послевоенные годы считали, что национальные движения являются ныне достоянием преимущественно третьего мира, тогда как в развитых капиталистических странах преобладают процессы интеграции и интернационализации общественной жизни. Однако в 1960-х гг. произошло резкое обострение этнических проблем в Канаде, Бельгии, Великобритании (шотландский и уэлльский национализм), Франции (проблема Бретани) и т.д. Изучив по первоисточникам эти процессы, я пришел к выводу, что они закономерны, что индустриальное развитие не устраняет национальных различий, а часто даже усиливает тягу к автономизации. Эти выводы были изложены мною в статье "Диалектика развития наций"2.

Общая тенденция современного развития человечества во всех сферах жизни - переход от экстенсивного развития, ориентирующегося на количественные показатели, нивелировку и территориальную экспансию, к интенсивному, ориентирующемуся на качественные показатели, многообразие жизни, бережливое отношение к природным и человеческим ресурсам и т.д. На Западе эти проблемы были осознаны значительно раньше, чем у нас; этому способствовало отсутствие свободных территорий и отпор имперской политике господствующих наций со стороны малых народов.

Для России экстенсивное развитие традиционно. Как писал В.О. Ключевский, "история России есть история страны, которая колонизируется"; область этой колонизации расширялась вместе с государственной территорией, а население не столько расселялось вследствие увеличения плотности, сколько переселялось, "переносилось птичьими перелетами из края в край, покидая насиженные места и садясь на новые"3. Этот тезис Ключевского у нас всегда критиковали, но без серьезных аргументов, ссылаясь лишь на ошибочность географического детерминизма. Территориальная экспансия и развитие страны не столько вглубь, сколько вширь, имели серьезные социально-экономические и психологические последствия. Одним из аспектов этого было подчинение, вытеснение или ассимиляция более слабых, малых народов. Индустриализация 1930-х гг. также осуществлялась экстенсивно, не столько за счет роста производительности труда, сколько за счет вовлечения новых масс людей и освоения новых территорий. На экологические и человеческие издержки не обращали внимания. Это породило множество отсроченных проблем, которые ныне "взрываются" одна за другой, подобно минам замедленного действия.

Переход к интенсивному развитию означает во всех сферах жизни повышение ценности индивидуальности, в том числе - этнической. Ситуация, когда отступать уже некуда, обостряет чувство "малой родины" и национального самосознания, причем у малых народов это происходит раньше и острее, чем у больших, господствующих наций. Эта тенденция является всемирной.

Кризис технократических и утопически-коммунистических иллюзий создает своего рода идеологический вакуум. Разочарованные в настоящем и не уверенные в будущем люди ищут точку опоры в прошлом, в более глубоких и старых пластах общественного сознания. Отсюда - мощный рост во всем мире консервативных, традиционалистических настроений. Эти ностальгические настроения часто принимают националистическую форму, призыв вернуться к истокам, которые у каждого народа свои. Национальные чувства выглядят сплавом экологического, исторического и нравственного сознания. Это придает им особый динамизм и притягательность. Однако все важнейшие проблемы современного человечества являются общими, глобальными, в национальных рамках они не решаются, а скорее усугубляются. Планетарное мышление несовместимо с местнической разобщенностью и провинциализмом.

В любой многонациональной стране или полиэтнической среде существует какая-то система этнической стратификации, разделения труда, престижа, статусов и т.д. Это не обязательно отношения господства и подчинения, но кто-то является в определенных аспектах лидером, а кто-то - ведомым; это отражается и в системе этнических стереотипов, установок и предубеждений. В ходе социально - экономического развития отдельные элементы этнической стратификации неизбежно изменяются - кто-то вырвался вперед, ликвидировав былую отсталость, кто-то утратил прежние преимущества и т.д. Перераспределение реальных сил и возможностей порождает новые ожидания и притязания, приходящие в противоречие с уже устоявшимися, привычными. Общеизвестно, что национальный вопрос обостряется при ухудшении социально-экономических условий, т.к. люди начинают искать виноватого, козла отпущения. Но он обостряется и в том случае, если положение какой-либо ранее угнетенной или менее развитой этнической группы существенно улучшается, ибо сразу же встает вопрос о перераспределении социальных и культурных льгот, прав и обязанностей.

Этническая стратификация многомерна, включая территориальные, социально-экономические, языковые и культурные факторы взаимодействия соответствующих групп. Если социальные изменения затрагивают только отдельные из этих признаков, они могут протекать безболезненно. Но если территориальные, языковые и культурные различия сочетаются с социально-экономическими (этнические группы имеют неодинаковые социальные возможности, доход, род занятий и т.д.), ситуация обычно принимает конфликтный характер и требует политических решений.

Людям и группам, которые привыкли и которых устраивает сложившаяся система этнической стратификации, особенно - представителям бюрократического аппарата, всякое покушение на нее кажется иррациональным экстремизмом. Для подлинного понимания проблемы необходим конкретный анализ как выдвигаемых лозунгов, так и реальных интересов всех вовлеченных в конфликт социальных слоев и групп.

Исторический опыт показывает, что при всей интернационализации общественной жизни, культура и самосознание сохраняют многочисленные этнические черты. Самое опасное сейчас - псевдоинтернационализм, который уверяет, что любит все народы, при одном непременном, хотя часто неосознаваемом, условии: "они" должны быть такими же, как "мы". Демократическое общество предполагает плюрализм, умение жить и сотрудничать с соседями, признавая их право на самобытность и непохожесть. Политика здесь тесно переплетается с повседневным бытом. Как и всякое человеческое общение, межнациональные отношения требуют терпимости и душевной открытости. Охранительные установки, которые насаждались и поддерживались в нашей идеологии много лет, наоборот, предполагают образ врага, от которого нужно защищаться. В общественной психологии, как и в индивидуальной, образ "другого" сплошь и рядом генерализируется, распространяясь с "дальних" на "ближних" и обратно. Воспитание подлинной, нериторической дружбы народов требует не только социально-политических усилий, преодоления "имперского" стиля управления, но и длительной психологической перестройки.

Реалистическая социальная политика невозможна без определения того, на каком уровне возникает и какими средствами может быть решена та или иная проблема. Экономические проблемы - те, которые могут быть решены экономическими методами, политические - те, которые требуют политических решений и т.д. В силу многомерности самой этнической стратификации подход к ней также должен быть многоуровневым: что именно и какими средствами можно сделать сегодня, что отложить на завтра, а какие трудности и напряжения в обозримом будущем вообще неустранимы и могут быть только смягчены. Это предполагает наличие систематических социологических, этнокультурных и социально-психологических исследований, опирающихся на специальные теории, существующие в каждой отрасли знания, а также всесторонней междисциплинарной кооперации. Пока этого нет, социальная политика обречена на дилетантизм и конъюнктурность.

Идейно-теоретические истоки многих наших сегодняшних трудностей - недооценка КПСС, уже в дооктябрьский период, проблем культурно-национальной автономии и переоценка национально-государственных, административно-территориальных факторов. Многие границы между советскими республиками с самого начала были произвольными, искусственными, а последующие миграции населения сделали их и вовсе условными. Попытки разделить эту огромную коммунальную квартиру по территориальному принципу наталкиваются на непреодолимые трудности и приводят к дезинтеграции не только страны в целом, но и всех прочих национально-государственных образований. Реальные языковые, культурные и экономические проблемы, которые волнуют большинство людей, могут и должны решаться не путем нового великого переселения народов, а на уровне конкретных межобщинных и внутриобщинных отношений. Сегодня, когда люди раздражены и каждый думает, что единственный имеющийся кусок хлеба съедает его сосед, это кажется политической утопией. Но рано или поздно нам придется вернуться к такому решению, и прорабатывать его возможные варианты следует заранее.

Примечание 1998 г.

Посмотрите выступления генерала Макашова и его единомышленников в Государственной думе и вы поймете, что такое национал-социализм и почему с ним борются все демократические государства.

Примечания

  1. Дополнительное выступление на круглом столе в журнале "Вопросы философии". 1989. - №8.
  2. Кон И.С. Диалектика развития наций // Новый мир. - 1970. - №3.
  3. Ключевский В.О. Соч. Т. I. - М., 1987. - С. 50.
Приценитесь у нас клинские двери металлические. . Симптомы и лечение целлюлита. . ритуальные услуги в москве и в регионах.