СЕКСОЛОГИЯ 
  Персональный сайт И.С. КОНА 
 Главная страница  Книги  Статьи  Заметки  Кунсткамера  Термины  О себе  English 

СЕКСУАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА В РОССИИ
Клубничка на березке

Содержание

Часть 1. Исторические традиции

  1. Был ли секс на святой Руси?
  2. Возникновение полового вопроса
  3. Русский эрос
Часть 2. Советский сексуальный эксперимент
  1. Свобода - для чего?
  2. Сексофобия в действии
  3. От подавления к приручению
  4. Зверь вырвался из клетки
Часть 3. Сумма и остаток
  1. Бесполый сексизм
  2. Секс, любовь и брак
  3. Подростки: зона повышенного риска
  4. Аборт или контрацепция?
  5. Опасный секс: насилие, проституция, болезни
  6. Голубые и розовые
  7. Закрыть Америку!
Заключение. Секс как зеркало русской революции

Опасный секс: Насилие, проституция, болезни

Проституция

Подобно сексуальному насилию, до середины 1980-х гг. существование в СССР проституции официально отрицалось. Конечно, были отдельные "распущенные женщины" с повышенными сексуальными потребностями, но, с официальной точки зрения, такое поведение не было и не могло стать профессиональной деятельностью, так как в стране официально не было бедных. Юристы и социологи, особенно грузинские (Анзор Габиани), проводили на эту тему исследования, но все они были закрытыми и печатались под грифом "Для служебного пользования".

Заговор молчания был прорван в ноябре 1986 г. сенсационным очерком Евгения Додолева "Белый танец" в газете "Московский комсомолец" о райской жизни валютных проституток.19 За первой статьей последовали другие, столь же сенсационные. Хотя проституция в них морально осуждалась, у бедных советских женщин, живших на скромную зарплату и не могших покупать дорогие модные наряды, этот образ жизни невольно вызывал жгучую зависть.

Настоящим бестселлером стала повесть Владимира Кунина "Интердевочка" (1988) и снятый по его сценарию одноименный фильм. Кстати, могу засвидетельствовать, что в отличие от большинства литераторов, делающих деньги на "неприличной" теме, Кунин стал серьезно исследовать ее, когда она была еще абсолютно запретной и шансы на создание фильма были довольно шаткими. В репинском Доме творчества кинематографистов, где писатель жил и работал, на стене его номера висел "Список консультантов", в одной колонке были телефоны путан, а в другой - офицеров милиции. Это вызывало юмористические ассоциации.

При анонимном анкетировании старших школьников в Риге и Ленинграде в 1989 г. валютная проституция

оказалась в десятке наиболее престижных профессий. При опросе московских школьников и учащихся ПТУ, проведенном "Литературной газетой", относительно наиболее престижных и доходных профессий, проститутки разделили с "директорами" и "продавцами" 9-11 места, опередив журналистов, дипломатов и таксистов, не говоря уже о профессорах и академиках.

Правда, вскоре выяснилось, что журналисты, как всегда, многое упростили и опошлили. Интердевочки, "путаны", работающие только за валюту, оказались лишь верхушкой айсберга, немногочисленным аристократическим слоем; чтобы попасть туда, нужны внешние данные, квалификация и, главное, как всегда и везде, связи. Гораздо более многочисленная категория проституток, работавших за советские "деревянные* рубли, рискует гораздо больше, а зарабатывает неизмеримо меньше. А внизу этой лестницы стоят опустившиеся, спившиеся женщины, околачивающиеся по вокзалам и подворотням, которым и вовсе не позавидуешь. Кроме профессиональных проституток, существуют любительницы, которые продают свое тело ради дополнительного дохода, чтобы приодеться, а то и просто для пополнения семейного бюджета.

Первые выступления прессы по этому вопросу были окрашены, с одной стороны, завистью, а с другой - ненавистью ("Их, проституток, надо обливать бензином и поджигать", "Я бы всех проституток уничтожал").

По мере развала советской экономики, проституток, добровольных и вынужденных, становилось все больше (только с 1987 по 1989г. количество известных милиции элитных проституток в Москве выросло на 11 процентов,20 - а точного числа их не знает никто), а отношение к ним - спокойнее. Появились и социологические исследования,21; не всегда сопоставимые и часто с сильным ведомственным, милицейским душком. Поэтому когда один автор доказывает, что проститутки происходят преимущественно из бедных, малообеспеченных и неблагополучных семей, а другой это категорически отрицает, оба могут быть правы.

По оценке А П. Дьяченко, 79 процентов проституток - моложе 30 лет, почти каждая пятая начала заниматься этим делом до 18 лет. Каждая седьмая имела одного или двух несовершеннолетних детей, которые проживают вместе с матерью и видят ее поведение. Примерно половина из них не работали; среди работающих чаще всего встречались продавщицы, парикмахерши, официантки, медсестры, воспитательницы детских домов, обслуживающий персонал гостиниц. Быстро растет количество подрабатывающих проституцией студенток вузов и техникумов (в Петербурге ими оказалась почти каждая десятая задержанная милицией проститутка). Каждая вторая в момент задержания за проституцию была в состоянии алкогольного опьянения. Каждая десятая уже была за что-то осуждена. Каждая седьмая переболела венерическими заболеваниями. Более представительные данные ВНИИ МВД, относящиеся к 1987-88 гг., показывают, что возраст и прочие социально-демографические свойства различны у разных категорий проституток, усреднять их невозможно.22

Советские правоохранительные органы традиционно не любили рассматривать отрицательные явления как социально-обусловленные; гораздо безопаснее было объяснять их индивидуальными склонностями. Применительно к проституции это означает, что "шлюха", работающая за деньги, обязательно должна быть также "блядью", получающей от своей работы удовольствие. Отсюда - повышенный интерес к их сексуальной жизни. Однако, при всем несовершенстве исследовательских методов, предположения о повышенной сексуальности проституток не подтвердились. По грузинским данным А. Габиани и М. Мануильского, сексуальное удовлетворение от своей работы получали не более 20-30 процентов. Главные мотивы занятия этим ремеслом - экономические.

Если раньше эта деятельность была более или менее индивидуальной, то теперь она зависит от организованной преступности. Все городские территории и сферы влияния поделены. Проститутке, которая осмелится нарушить принятый порядок и откажется платить за "покровительство", грозят серьезные неприятности, вплоть до убийства.

Особенно беспокоит специалистов связь проституции с распространением БППП и СПИДа. Хотя в 1987 г. проститутки составили две трети людей, привлеченных к уголовной ответственности за распространение венерических заболеваний, они оставались беспечными. На вопрос Жигарева "Занимаясь проституцией, не боитесь ли вы заразиться СПИДом?" утвердительно ответили только 42 процента.

Современная городская проституция в основном профессиональна и четко стратифицирована. По оценке сотрудников Санкт-Петербургской милиции, в городе имеется около 5 тысяч профессиональных проституток, для которых это основной источник дохода в течение нескольких лет. Общее число женщин, подрабатывающих этим ремеслом, конечно, гораздо больше.

По мнению специалистов-социологов,23 самая организованная форма сексуальной коммерции, - гостиничная проституция. Она полностью контролируется соответствующими преступными группировками, которые не пускают в "свою" гостиницу посторонних. Образовательный уровень этих женщин очень высок, каждая третья имеет высшее или незаконченное высшее образование, многие знают иностранные языки. Постоянными клиентами 70 процентов из них являются иностранцы, а доход их очень велик - 150 долларов за одно обслуживание, что значительно выше месячной зарплаты научного сотрудника с ученой степенью. Один из показателей их профессионализма - регулярное пользование презервативами.

Вторая по распространенности форма организованной проституции - многочисленные "агентства" по предоставлению интимных услуг, функционирующих под видом клубов, саун, массажных кабинетов, бюро знакомств и т. п. Они широко рекламируются в газетах. Почасовая оплата колеблется от 20 до 100 долларов в зависимости от класса заведения. Некоторые из них рассчитаны исключительно на иностранцев.

Существуют и агентства по вербовке или продаже молодых женщин и девушек за границу. Этот мафиозный бизнес быстро растет и дает огромный доход.

Ступенькой ниже стоит "квартирная" проституция. Ею занимаются женщины, имеющие собственную сеть клиентов и старающиеся избежать внимания милиции и рэкетиров. Однако сделать это очень трудно.

Особую разновидность проституток составляют "кидалы", работающие в тесном контакте с водителями такси или владельцами частных автомашин. Они подбирают клиентов в ресторанах, барах и кафе, расположенных в центре города, получают деньги за будущие услуги, водитель везет их якобы на квартиру, а на самом деле останавливается у проходного двора или парадной, где женщина скрывается. Около 40 процентов полученной платы достается водителю. Бывает и хуже: доверчивого клиента избивают, грабят и даже убивают.

Самая низшая категория - уличная проституция, рассчитанная в основном на приезжих. Занимаются ею обычно опустившиеся, спившиеся женщины. Ни о каких мерах противоэпидемической безопасности тут нет и речи.

На фоне общего разорения страны и роста детской безнадзорности быстро растет детская проституция. Иногда дети и подростки идут на панель вследствие бездомности или спасаясь от пьянства и жестокости родителей, а иногда просто от легкомыслия.

Сексуальная жизнь 15-летней Марины, с которой журналист из "СПИД-инфо" познакомился в клинике, где она лечилась от гонореи, началась с того, что в 12 лет ее изнасиловали. "Мы с мальчиками сидели на чердаке, выпивали, музыку слушали, а потом они взяли и устроили со мной групповуху". Мальчиков, которым было лет по 18, посадили, Марина полгода приходила в себя, потом оправилась, у нее появился "хороший мальчик", работает она на вокзале, при помощи своей компании.

Найти клиента просто. Одеваешься поярче и стоишь, куришь. Обь1чно солдаты подходят, от черных <имеются в виду кавказцы - И.К> вообще отбоя нет, но я их нс люблю - жестокие очень. Самые выгодные - это старички и дядьки с Севера. Щедрые. Если одна бомбишь, тогда лучше с солдатами. Они не обманут, безопасно- А еще долгое воздержание - кончают быстро. Хотя и денег у них немного. Ну, а если с ребятами работаешь, тогда они клиента ищут. Где происходит? Когда где. Пенсионеры, которые у вокзалов живут, комнаты нам сдают, но это под богатых клиентов. А так днем в заброшенных домах рядом с вокзалом, в электричках, которые в отстойниках стоят, в ручных камерах хранения - на чемоданах. А летом, когда тепло и темно, в переходе- Да в любом закоулке, где потемней. Дело-то ведь быстро делается... Самое дешевое - в рот взять...24

Быстро растет и мужская проституция, как гетеро-, так и гомосексуальная. В одном из самых приличных "голубых" изданий было напечатано следующее письмо:

...Вот какое у меня предложение. Сейчас время очень тяжелое. И особенно трудно приходится нашим газетам и журналам. Почему бы не организовать пока подпольные места, где наши услуги будут платными, и мы этим сможем помочь нашему изданию выжить? Причем и для нас хорошо. Многие уже трахаются, кто за рубли, кто за СКВ. Лично я согласен работать 50 на 50. То есть половину мне, половину - журналу. Если вы считаете это нормальным - я готов. Женя, 25 лет, Москва.

Такая вот новая форма борьбы за права человека... Впрочем, газета предложение не поддержала.

Сексуальные услуги широко рекламируются в частных объявлениях: "Приветствуем англо-говорящих гостей России! Две очаровательные блондинки помогут вам организовать ваш досуг. Соотечественников просьба не беспокоиться"; "Красивый мужчина, 39 лет, рост 1б1 см, выполняет куннилингус за плату. Возможно обслуживание на дому"; "Красивые русские женщины! Вас ждут в гаремах Востока! Бесплатный проезд к новому месту жительства!"25

Начиная с 1980-х годов растет и ширится практика продажи молодых российских женщин и несовершеннолетних девушек в зарубежные бордели. Большинство идут на это сознательно, но некоторые даже не подозревают, что будет с ними дальше. Разыскать таких нелегальных иммигранток с фальшивыми паспортами, когда о них начинают беспокоиться родственники, практически невозможно.

К сожалению, мы почти ничего не знаем о тех, кто пользуется платными сексуальными услугами. По данным телефонного опроса Д.Д. Исаева в Петербурге, 8 процентов мужчин сказали, что имели контакты с проститутками часто и еще 8 процентов - редко. При анонимном опросе случайных прохожих, среди которых, конечно, преобладали приезжие, на улицах Москвы, 150 мужчин из 280 сказали, что пользовались платными сексуальными услугами, причем 31 процент из них первый свой подобный опыт имел еще до восемнадцатилетия, а некоторые - даже до 16 лет.26 Однако эти цифры абсолютно нерепрезентативны.

Если взять американские данные, то хотя проституция в США процветает, ее услугами пользуется меньшинство мужчин; в Национальном опросе это признали 16 процентов; доля мужчин, начавших свою сексуальную жизнь с проституткой, снизилась с 7 процентов среди достигших совершеннолетия в 1950-х, до 1,5 процентов среди возмужавших в конце 1980 - начале 1990-х годов.27

Что делать с сексуальной коммерцией ?

В принципе есть три стратегии: 1) пытаться уничтожить древнейшую профессию путем уголовно-правово-го преследования; 2) ограничить ею распространение определенными местами или условиями; 3) легализовать проституцию, поставив ее под охрану и контроль государства.

Советская власть пыталась сочетать первые два пути. По Уголовному кодексу РСФСР сама по себе проституция была уголовно ненаказуема, наказывалось только вовлечение в нее несовершеннолетних (статья 210) и содержание притонов разврата и сводничество с корыстной целью. В 1987 г. эти меры были дополнены статьей 164.2 Кодекса об административных нарушениях, предусматривавшей административную ответственность за занятие проституцией в виде предупреждения или штрафа. Кроме того, проституткам часто предъявлялись обвинения в незаконных валютных операциях.

Эта компания провалилась. В 1987-89 гг. в СССР было привлечено к административной ответственности за проституцию около 5 тысяч женщин, но инфляция и изменившееся общественное мнение сделали административные меры бессмысленными. Например, в Петербурге в 1990г. было привлечено к административной ответственности 193 женщины, в 1992 - 4, в 1993 - 7.

Изменение общественного мнения связано, с одной стороны, с расширением понятия социально приемлемой экономической активности, а с другой - с ростом сексуальной терпимости. По данным Афанасьева и Скоробогатова, в 1992 г. каждый десятый молодой, до 25 лет, петербуржец считал проституцию вполне законной формой получения денег.

Рост терпимости к проституции демонстрируют и опросы ВЦИОМ. В 1989 г. на вопрос: "Как следовало бы поступить с проститутками?" 27 процентов ответили "ликвидировать", 33 процентов - "изолировать", 8 процентов - "помогать" и 17 процентов - "предоставить самим себе". В 1994 г. соответствующие цифры составляют 18, 23,12 и 30 процентов.28 В нашем опросе 1995 г. с мнением, что "занятие сексом ради денег не должно осуждаться в современном обществе" не согласились 41 процент 16-19 летних девушек и 34 процента юношей, согласились 37 и 46 процентов. При опросе в 1997 г. школьников 7-9 классов, доля полностью согласившихся с этим суждением юношей почти вчетверо, а доля девушек - в два с половиной раза превысила аналогичные ответы их учителей и родителей.

Отношение к сексуальной коммерции раскалывает не только общественное мнение, но и специалистов. Сторонники жесткого курса доказывают, что проституция морально разлагает общество, подрывает устойчивость брака и семьи, способствует распространению БППП и СПИДа и совершению ряда преступлений; любимый старый советский мотив - "извлечение нетрудовых доходов" сменился теперь ссылками на греховность блуда. "Либералы" доказывают, что введение уголовной ответственности заведомо неэффективно и только породит произвол и недоразумения, акцент должен делаться на социально-экономических мероприятиях и воспитании, уголовная же ответственность должна наступать только за действия, способствующие распространению проституции. "Радикалы" считают и эти меры бессмысленными, призывая легализовать проституцию, взимать с проституток налоги и вместе с тем заботиться о санитарно-гигиенической стороне дела.

Эти позиции являются в известной мере ведомственными. При опросе в 1989 г. 154 сотрудников органов внутренних дел и 42 ученых-экспертов,29 среди первых преобладали сторонники жесткой линии, предлагавшие усилить административные меры, увеличить суммы штрафов, арестовывать, аннулировать прописку, высылать из города и т. д. У многих работников милиции вызывает ностальгию старый (1961 г.) Указ "Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни". Но хотя под этот Указ подпадали и проститутки, самой знаменитой его жертвой был будущий Нобелевский лауреат Иосиф Бродский. 72 процента сотрудников органов внутренних дел высказалось за введение уголовной ответственности за проституцию, а 77 процентов хотели бы распространить какую-то административную ответственность также на клиентов проституток.

Эксперты-ученые были значительно либеральнее. 83,3 процента их убеждены, что проституция неизбежна; 52,3 процента думают, что она не обязательно ведет к преступной деятельности (остальные такую взаимосвязь видят). На вопрос "Целесообразно ли установление уголовной ответственности за проституцию?" 83,3 процента экспертов ответили отрицательно, причем весьма категорично ("Боже упаси!" "Я абсолютно против!"). 64,2 процента высказались и против привлечения к ответственности клиентов.

Новый российский Уголовный кодекс практически сохранил прежнее положение. В нем нет статьи об уголовной ответственности за проституцию, однако статья 249 предусматривает ответственность за вовлечение женщин в занятие проституцией, а статья 241 - за содержание притонов. Министр МВД А.С. Куликов, шокированный распространением проституции в самом центре Москвы, рекомендует мэру столицы переместить сексработников в какое-то другое место, где их легче будет контролировать. Но для этого нет правовой базы.

Апеллируя к соображениям противоэпидемической безопасности, некоторые радикальные журналисты предлагают не только легализовать проституцию, одновременно обложив ее налогом, но и открыть вместо подпольных притонов официальные публичные дома. Однако, независимо от соображений нравственного порядка, это едва ли возможно. Дело не столько в том, что "обобществление" сексуального сервиса выглядит комично в то время, как все остальное приватизируется, сколько в том, что это невыгодно самим "сексуальным работникам". В таких странах как Голландия проститутки платят налоги, зато государство обеспечивает им социальный статус и безопасность. В России все налогоплательщики бесправны. Если милиция не может обеспечить безопасность банкиров, будет ли она охранять бедную жрицу любви? Так уж лучше иметь дело с сутенером или мафией.

Короче говоря, споры идут по тем же направлениям, что и по остальным вопросам развития общества: будет ли государство по-прежнему все регламентировать (не слишком эффективно) или же люди сами возьмут на себя ответственность за свое поведение, включая и его моральные и социальные издержки.

© И.С. Кон


Aport Ranker
Создание и поддержка сервера - ИМС НЕВРОНЕТ
Вопросы и пожелания
Информационная медицинская сеть НЕВРОНЕТ
Hosted by uCoz