СЕКСОЛОГИЯ 
  Персональный сайт И.С. КОНА 
 Главная страница  Книги  Статьи  Заметки  Кунсткамера  Термины  О себе  English 

ВКУС ЗАПРЕТНОГО ПЛОДА: Сексология для всех

Содержание книги

Трагедия детства в том, что его катастрофы - вечны.
Хью Уолпол

Сексуальная эксплуатация детей и подростков

Особенно сложная социально-правовая проблема - защита детей и несовершеннолетних. Когда речь идет о взрослых, правовое государство обязано охранять только их свободу. Каким бы необычным или атипичным ни было их сексуальное поведение, если все происходит добровольно, по обоюдному соглашению партнеров и не нарушает законных прав третьих лиц, государство не смеет в него вторгаться.

С детьми дело обстоит иначе. Во-первых, они зависят от взрослых. Во-вторых, они зачастую не осознают, что с ними делают, "добровольность" в этом случае может быть фиктивной. В-третьих, обществу не безразличны долгосрочные последствия ранних сексуальных контактов. Поэтому, если взрослых закон охраняет только от сексуального принуждения и насилия, то детей он защищает от любых покушений.

Законодательная защита детей и подростков от сексуальных посягательств идет по нескольким основным линиям.

  1. Любые акты сексуального насилия, если его объектом становится несовершеннолетний, наказываются значительно строже, чем когда речь идет о взрослом: от четырех до десяти лет лишения свободы в отношении заведомо несовершеннолетнего и от восьми до пятнадцати лет - в отношении лица, заведомо не достигшего 14 лет (статьи 131 и 132 Уголовного кодекса РФ).
  2. Закон устанавливает легальный возраст начала половой жизни. По статье 134 УК половое сношение, мужеложество или лес-биянство, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим 16 лет, наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на срок до четырех лет.
  3. Статья 135 УК карает за совершение развратных действий без применения насилия в отношении лиц, заведомо не достигших 14 лет, внушительным штрафом либо лишением свободы на срок до двух лет.
  4. Наказывается вовлечение несовершеннолетних в проституцию, совершение сексуальных действий, а также действий, связанных с изготовлением материалов или предметов порнографического характера (статья 242).

Однако никакой закон сам по себе не может защитить детей и подростков от сексуальных посягательств и злоупотреблений.

В этой области бытует очень много ложных представлений.

Первый миф: сексуальные покушения на детей редки и являются признаком морального распада и деградации общества. На самом деле они были всегда, уже древнейшие законодательства пытались положить им конец путем высоких денежных штрафов и иных наказаний. Некоторые действия, которые мы сегодня строго осуждаем, в прошлом вообще не принимались всерьез. Хотя ныне сексуальные покушения на детей и подростков морально и юридически строго осуждаются, статистически они очень часты. По американским данным, каждая четвертая или пятая девочка и каждый седьмой или девятый мальчик моложе 18 лет подвергался каким-то сексуальным покушениям. Чаще всего пристают к подросткам, но четверть подобных случаев приходится на долю детей младше 7 лет.

Второй миф: большинство сексуальных покушений совершают посторонние. На самом деле в четырех случаях из пяти это делают те, кого ребенок знает; очень часто - кто-то из старших членов его собственной семьи. Из 927 американских студентов, опрошенных в начале 1980-х годов, сексуальные контакты с близкими родственниками имели в детстве 21,9 процента мужчин и 20,9 процента женщин. Чаще всего "совратителями" бывают братья и сестры (45 процентов девочек и 68 процентов мальчиков). На втором месте (38 процентов девочек и 10 процентов мальчиков) - отцы и отчимы. Некоторые мальчики (6 процентов) имели сексуальные контакты с матерями.

Третий миф: все взрослые, развращающие детей, психотики, "извращенцы", сексуально больные люди. На самом деле педофилы, то есть люди, которых неодолимо влечет именно к детям, составляют среди них незначительное меньшинство. Большинство, как ни странно, самые обычные мужчины с нормальной психикой, женатые и имеющие собственных детей.

Четвертый миф: сексуальные покушения на детей совершаются главным образом в бедной, необразованной среде и неполных семьях. На самом деле это случается во всех слоях общества, с любыми уровнями образования и дохода, во всех этнических и религиозных группах.

Пятый миф: рассказывая о сексуальных покушениях, дети лгут, выдают воображаемое за действительное. На самом деле детские рассказы - сложный сплав реальности и воображения, пренебрегать ими так же неразумно, как и принимать их на веру.

Шестой миф: дети и подростки - невинные жертвы и пассивные объекты сексуального совращения взрослыми. На самом деле некоторые рано развившиеся дети сами провоцируют и поощряют взрослых к сексуальным контактам, инициируя эротические игры, добиваясь соответствующих прикосновений и ласк. Иногда это делается бессознательно, а иногда, особенно подростками, вполне сознательно. Так что слово "совращение" не всегда правильно описывает характер таких взаимоотношений.

Как влияет подобный опыт на детскую сексуальность и последующую жизнь ребенка?

Субъективные реакции детей на сексуальное совращение также неоднозначны. Среди американских студентов, имевших такого рода опыт, 52 процента восприняли его отрицательно, 18 процентов - нейтрально, а 30 процентов - положительно. Это зависит прежде всего от возраста ребенка и особенно от ситуации совращения: грубое насилие и причинение боли вызывают страх и отвращение, тогда как эротическая игра, мастурбация, прикосновения к половым органам часто воспринимаются положительно. Психологическая атмосфера такого контакта и его субъективный смысл важнее его сексуального содержания, которого ребенок не осознает.

Неоднозначны и долгосрочные психологические последствия такого опыта. Иногда он проходит бесследно и вытесняется из памяти, а иногда - оставляет следы на всю жизнь. Жан-Жак Руссо, например, объяснял свои эксгибиционистские наклонности тем, что свои первые сексуальные переживания он испытал во время порки, которой подвергала его воспитательница, заменившая ему мать и к которой он испытывал эротические чувства (позже он стал ее любовником). Девочка, которую в детстве отец садистски порол, а позже - при ее собственном активном участии - вступил с ней в половую связь, на всю жизнь сохранила привязанность к порке и одновременно - отвращение к гетеросексуальным отношениям.

Особенно сложной моральной и психологической проблемой является инцест, когда ребенка совращают близкие родственники.

Тема инцеста, то есть греховной, кровосмесительной связи между близкими родственниками, чаще всего между родителем и ребенком или между братом и сестрой, широко представлена во всех древних мифологиях. Однако рисуется это по-разному.

Если вы читали Библию, то, вероятно, помните историю Лота и его дочерей. Ветхозаветный праведник, племянник Авраама, спасенный Богом после разрушения греховного Содома, поселился со своими дочерьми в пещере. Полагая, что из всех людей они одни остались в живых, дочери Лота, дабы продолжить человеческий род, напоив своего старого отца, вступили с ним в кровосмесительную связь, от которой родились Моав и Бен-Амми, родоначальники соответствующих племен. Грех? Конечно. Но с благими намерениями.

Другая классическая легенда касается древнегреческого героя Эдипа. Его отцу, фиванскому царю Лаю, предсказали, что он будет убит собственным сыном. Желая избежать судьбы, Лай приказал бросить новорожденного на горе, но мальчик был спасен и вырос в другом царстве. Годы спустя, случайно встретившись с Лаем и не подозревая, что тот - его отец, Эдип в ссоре убивает его, а затем избавляет Фивы от чудовища Сфинкс. В благодарность за это фиванцы делают его своим царем и дают ему в жены вдову Лая Иокасту. 20 лет мать с сыном, ни о чем не подозревая, жили в счастливом браке, родив четверых детей, но затем история раскрылась. Иокаста в отчаянии повесилась, а Эдип выколол себе глаза и навсегда покинул Фивы. Миф об Эдипе послужил основой двух знаменитых трагедий Софокла, к нему не раз обращалось классическое искусство, а Зигмунд Фрейд на базе этого сюжета сформулировал свой "Эдипов комплекс", согласно которому каждый мальчик бессознательно стремится к сексуальной близости с матерью, видя в отце соперника, которого он хочет устранить (в древнегреческом мифе ничего подобного нет).

Простым смертным инцест, как правило, был запрещен и нарушение этого запрета каралось очень строго. Напротив, многие боги и мифологические герои не только могут, но и обязаны совершать инцест, в этом проявляется их избранничество. Древнеегипетские фараоны и цари инков женились на собственных сестрах, это считалось вполне нормальным. Кроме того, многое зависит от принятой у данного народа системы родства. Например, у населения Тробриандских островов (архипелаг к востоку от Новой Гвинеи) связь женщины с дядей по матери считается инцестом, а связь с отцом - нет. У одного племени южноамериканских индейцев мальчик, чтобы стать взрослым, должен иметь сексуальный контакт с матерью и т. д.

Единой теории инцеста или его запрета в науке не существует. Одни авторы (Фрейд) выводят и то и другое из универсальных свойств человеческой психики. Другие (английский антрополог Бронислав Малиновский) объясняют запрещение инцеста необходимостью поддержания стабильности социальной структуры и семейных отношений, потому что сексуальные связи между членами семьи создают между ними опасную напряженность. Третьи (американский антрополог Робин Фоке) связывают его с процессом биосоциальной эволюции, указывая, что кровнородственные связи потенциально ухудшают генофонд соответствующей человеческой группы. Кроме того, тесная физическая и эмоциональная связь, существующая между родителями и детьми, братьями и сестрами с самого раннего детства, препятствует эротизации их образов.

Дело тут не в кровном родстве, а в привычке. Людям трудно менять сложившийся характер взаимоотношений. В израильских кибуцах, где мальчики и девочки с раннего детства и до наступления половой зрелости воспитывались и даже спали вместе, у них, как правило, не возникало сексуального интереса друг к другу; вырастая, подростки увлекались ребятами из других групп. Такого рода избегание существует и у некоторых животных.

Дети - естественные жертвы всех и всяческих злоупотреблений, в том числе и сексуальных. Чем глубже в прошлое, чем чаще встречается инцест, причем общество, озабоченное главным образом укреплением родительской власти, вначале не придавало ему серьезного значения, как и детоубийству. Но даже если у человека имеются на сей счет некоторые врожденные ограничения, что сомнительно, они часто не срабатывают, побуждая общество дополнять их жесткими культурными и религиозными запретами.

Несколько лет назад меня срочно вызвали в Артек по поводу 14-летнего мальчика, который сумел вовлечь добрую половину отряда, как мальчиков, так и девочек, в такие сексуальные игры, о которых даже многие взрослые не подозревают. Я думал, что он научился им где-нибудь в детском доме, но оказалось, что все это с ним самим проделывали отец, мать и старшая сестра, сначала насильно, а потом он вошел во вкус и перенес свой богатый опыт в лагерь.

Точной статистики инцеста не существует, такие случаи держатся в глубоком секрете, как величайшая семейная тайна. Из ста случаев инцеста, описанных в одном американском исследовании, полиция знала только об одном. По немецким данным, в поле зрения полиции попадает от 6 до 30 процентов подобных случаев. Чаще всего на скамье подсудимых оказываются отцы или отчимы, значительно реже - матери. Сексуальные отношения между братьями и сестрами (такая связь описана в романе Томаса Манна "Избранник") в жизни встречаются гораздо чаще, чем между родителями и детьми (подростки часто сексуально экспериментируют со сверстниками и младшими братьями и сестрами), но обычно остаются в тайне от взрослых, а их психологические последствия менее серьезны, так как обычно все облекается в игровую форму.

Инцестуозные семьи встречаются во всех социальных средах и могут выглядеть социально вполне благополучными. Фрейд даже не поверил своим пациенткам, которые рассказывали ему о своем печальном детском опыте,- слишком респектабельными были их отцы.

Отцы и отчимы, совращающие и насилующие собственных детей, не являются педофилами, к чужим детям они, как правило, не пристают. По своему характеру это слабые, неуверенные в себе мужчины, которым трудно чувствовать себя на равных с взрослыми женщинами, даже с собственной женой. Ребенок же беззащитен, полностью зависит от взрослого, перед ним не стыдно показаться сексуально слабым, неумелым, можно проявить и садистские наклонности, которых не потерпит жена.

Почему дети, как правило, молчат о подобных случаях? Ребенку страшно оскорбить отца или другого старшего родственника. Ему могут не поверить или обвинить во всем его самого. Сплошь и рядом маленький ребенок даже не понимает, что с ним делают. Если не насилуют, а просто раздевают, мастурбируют или заставляют что-то делать с половыми органами взрослого, это может вызывать у ребенка не только страх, но и приятные эротические ощущения, заставляя еще сильнее полюбить совратителя. Наконец, ребенок боится огорчить мать и разрушить семью, в которой он вырос.

Взрослые, в первую очередь родители и учителя, должны знать, что сексуальная эксплуатация детей недопустима. Наказывая или лаская детей, многие взрослые не сознают, что сами испытывают при этом сексуальные чувства и пробуждают такие же чувства у детей. Ребенка можно и нужно трогать, целовать, ласкать, тискать, но по возможности избегать стимулирования его эрогенных зон. Нет ничего страшного в том, что у мальчика появится эрекция, а девочка скажет, что у нее "тепло" между ног. Но не следует специально вызывать эти ощущения и фиксировать их на себе или на каких-то специфических ситуациях. Внимательно относясь к эмоциональным и сексуальным реакциям ребенка, нужно уважать его право контролировать собственное тело, избегая того, что ребенку неприятно или кажется унизительным.

Девочек и мальчиков необходимо предупреждать, что некоторых контактов со взрослыми вообще следует избегать. Однако делать это нужно тактично, к слову, не запугивая ребенка и не пробуждая в нем болезненной подозрительности к окружающим людям и своей собственной сексуальности.

Здесь требуются большая сдержанность и такт. Плохо, если общество не знает, что такое сексуальная эксплуатациия и злоупотребление детьми. Но если об этом говорят слишком много и чересчур публично - это тоже опасно. В 1988 году в США меня поразило обилие телевизионных передач об инцесте и совращении детей. Женщины и мужчины, ставшие в детстве жертвами сексуальной эксплуатации, подробно рассказывают о своем опыте, выворачивают наизнанку свою прошлую и настоящую жизнь, отношения с родителями и т. д.

Смотреть и слушать это было неприятно. Очень уж велики дозы. Не получится ли, что некоторые родители, испуганные подобной информацией, станут, от греха подальше, избегать телесного контакта с детьми? Это было бы настоящей катастрофой, ибо прикосновение - важнейший способ передачи эмоционального тепла, в котором человек вообще, а ребенок в особенности, остро нуждается. И не вызовет ли избыточная информация о том, что детей совращают буквально все -родители, родственники, учителя, тренеры, священники, даже сексотерапевты,- волну подозрительности и паники, которая отравит жизнь и взрослых и детей?

Мои американские коллеги в то время не разделили этих опасений, сказав, что во мне говорит привычный советский консерватизм и недоверие к гласности. Но мои сомнения не исчезли. Инцест и сексуальные посягательства на детей существовали всегда, никакая пропагандистская кампания их не уничтожит. Общество может реально предотвращать и пресекать только наиболее опасные, одиозные проявления, связанные с физическим насилием и явным злоупотреблением. Уберечь ребенка от всех нежелательных контактов и впечатлений невозможно. Так стоит ли нагнетать по этому поводу массовую истерию?

К сожалению, мои опасения оправдались. В США, Англии и других странах было уже немало случаев, когда родителей и воспитателей осуждали на основании детских показаний, а потом обвинение оказывалось ложным. Истеричные научно безграмотные кликуши, создающие общественные организации по "защите детей", часто изображают сексуальное совращение детей массовым явлением, связывая его с различными "сатанинскими культами" и тому подобным. Такая "информация" распространяется и в нашей стране. Но почти все эти истории при проверке оказываются вымышленными. Из 84 случаев "сатанизма", расследованных в Англии за 3 года, факты не подтвердились ни в одном. В июне 1997 г. суд в Майнце оправдал всех обвиняемых по самому громкому в истории Германии, продолжавшемуся три года процессу, в ходе которого 24 мужчин обвиняли в совращении 16 шести-восьмилетних детей. "Несомненно, все эти дети - жертвы,- заключил председатель суда.- Они жертвы этого процесса и тех, кто его затеял".

В связи с этим психологи стали призывать к осторожности. 3-5-летние дети часто фантазируют и к тому же очень внушаемы. Если взрослый несколько раз задает им один и тот же вопрос, они начинают отвечать по его подсказке. В одном из экспериментов в Корнеллском университете трехлетние дети подвергались медицинскому осмотру, врач их раздевал, но не трогал их половых органов. Однако, когда потом детей спрашивали, показывая половые органы на кукле, "А тут доктор тебя трогал?", 38 процентов детей ответили "да". Без куклы, при вопросе на "детском" языке, количество ложных ответов достигло 70 процентов. Так что расследовать подобные дела нужно очень осторожно, спрашивать должен не простой следователь, а квалифицированный детский психолог. Следователи, судьи и эксперты могут находиться за стеклом, невидимо для ребенка, и контролировать ход допроса, который записывается на видеопленку, чтобы не опрашивать ребенка вторично.

Что же все-таки делать, если ваш ребенок подвергся сексуальному нападению? Есть несколько простых правил.

Помните: интересы ребенка - выше всего остального.

© И.С. Кон


Aport Ranker
Создание и поддержка сервера - ИМС НЕВРОНЕТ
Вопросы и пожелания
Информационная медицинская сеть НЕВРОНЕТ
Hosted by uCoz