СЕКСОЛОГИЯ 
  Персональный сайт И.С. КОНА 
 Главная страница  Книги  Статьи  Заметки  Кунсткамера  Термины  О себе  English 

ВКУС ЗАПРЕТНОГО ПЛОДА: Сексология для всех

Содержание книги

Затравленность и замученность ведь вовсе не требуют
травителей и мучителей, для них достаточно самых простых нас,
если только перед нами - не свой, негр, дикий зверь,
марсиянин, поэт, призрак, Несвой рождён затравленным.
Марина Цветаева

Сексуальная ориентация и общество

Каковы бы ни были причины сексуальной ориентации отдельного индивида, его поведение и психологическое состояние больше всего зависят от отношения окружающих. А это, в свою очередь, определяется культурой.

Многие убеждены в том, что мужчину-гомосексуала легко узнать по женственной внешности, телосложению, походке, голосу, манере держаться и т. д. На самом деле феминизированные мужчины составляют среди "голубых" меньшинство, не превышающее 15 процентов. Что же до специфических манер, речи, одежды и т. п., то они зависят главным образом от норм соответствующей субкультуры, облегчая "маркирование" и распознание "своих".

Люди думают, что в мужских и женских однополых парах всегда существует четкое и стабильное разделение ролей; один партнер играет активную, доминантную, "мужскую" роль, в другой - пассивную, "женскую", причем это распространяется и на сексуальные, и на бытовые отношения. На самом деле такое разделение ролей, когда один партнер даже называют себя "мужем", а другой - "женой", существует лишь у некоторых пар. Гораздо чаще однополые отношения строятся на принципах равенства и взаимодополнительности. Это касается и их сексуальной техники.

Гомосексуальная техника почти так же богата и многообразна, как гетеросексуальная (анально-генитальные и орально-генитальные контакты, взаимная мастурбация, всевозможные сексуальные игры). В культурах, основанных на принципе мужской гегемонии, на сей счет существует определенная иерархия: тот, кто выполняет "мужскую" роль, пользуется большим престижем, чем его партнер. Иногда эти роли называют "активными" и "пассивными", хотя на самом деле тот, кто осуществляет фелляцию, даже более активен, чем его партнер. Как и в гетеросексуальном варианте, это партнерские отношения.

Возводить сексуально-ролевые предпочтения в ранг личностных классификаций, как это делают старые психиатрические понятия "активных" и "пассивных" гомосексуалов, методологически так же наивно, как классифицировать гетеросексуальных мужчин и женщин по их отношению к позиции "женщина сверху". Хотя отдельные индивиды могут предпочитать одну позицию другой, дело это сугубо индивидуальное, партнеры могут меняться ролями и т. д. Глубинных свойств личности это не определяет и не выражает.

Страх перед гомосексуальностью нередко побуждает людей приписывать гомосексуалам особую агрессивность, склонность к насильственным действиям и т. д. При этом ссылаются на факты изнасилования детей и "лагерную" практику. На самом деле гомосексуалы по всем психологическим тестам менее агрессивны, чем гетеросексуалы. В повседневной жизни они гораздо чаще бывают жертвами насилия, чем его виновниками. Сексуальное изнасилование мужчин в тюрьмах и лагерях осуществляется большей частью гетеросексуальными мужчинами. О "лагерных" отношениях мы будем говорить позже, в другой связи.

Говорят, что "голубой" секс является исключительно экстенсивным, отчужденным, безлюбовным, лишенным психологической интимности. Действительно, некоторые мужчины-гомосексуалы имеют множество одноразовых, случайных, анонимных связей, число их сексуальных партнеров исчисляется многими десятками, а иногда и сотнями. Отчасти это вынужденное поведение: люди избегают индивидуализированных контактов, боясь шантажа и разоблачения. Отчасти здесь проявляется одно из наиболее общих свойств мужской сексуальности - тяготение к отчужденным, деиндивидуализированным формам, которое я выше назвал "принципом вала". Лесбиянкам такое поведение несвойственно. Существуют стабильные пары и у голубых мужчин.

Никакого общего, единого для всех "голубых" стиля сексуальной жизни не существует. Американские ученые Алан Белл и Мартин Вайнберг, обследовав в 1970-1972 годах около 1000 гомосексуалов в Сан-Франциско, нашли, что стили жизни 71 процента мужчин (485 человек) и трех четвертей женщин (211 человек) распределились по пяти типам.

Первая группа (67 мужчин и 81 женщина) - люди, живующие устойчивыми, тесными парами, напоминающими гетеросексуальный брак. Эти пары связаны друг с другом узами не только сексуальной, но и психологической близости. Они удовлетворены своей сексуальной жизнью, не ищут случайных, временных партнеров, хорошо социально и психологически приспособлены, отличаются более высоким самоуважением и реже, чем другие геи, страдают от одиночества.

Вторая группа (120 мужчин и 51 женщина) - это "открытые пары", также живущие вместе, но не вполне удовлетворенные своим партнерством; они чаще ищут сексуальных развлечений на стороне, переживая в связи с этим разнообразные тревоги. Уровень их социальной и психологической адаптации несколько ниже, чем у первой группы, но выше, чем у остальных гомосексуалов.

Третья группа (102 мужчины и 30 женщин) похожа на гетеросексуальных холостяков, жизнь которых строится вокруг сексуальных похождений. Их сексуальная активность выше, а число партнеров - больше, чем у всех остальных групп, но их сексуальные связи большей частью лишены эмоциональной вовлеченности, экстенсивны и безличны. Эти люди реже других сожалеют о своей гомосексуальности, активно участвуют в гейсубкультуре. У них меньше всего психосоматических расстройств, но нередки конфликты с законом и полицией. В целом это энергичные, жизнерадостные люди, но степень их социально-психологической адаптации все-таки ниже, чем у первой группы, они чаще испытывают напряженность, одиночество и т. д.

Четвертая группа (66 мужчин и 16 женщин) - несчастные, страдающие люди, которые не могут ни принять свою сексуальную ориентацию, ни подавить ее. Несмотря на большое число сексуальных связей, они жалуются на недостаточную удовлетворенность, трудности нахождения партнера, физиологические и психологические проблемы, часто считают себя сексуально непривлекательными и страдают от различных внутренних конфликтов.

Последняя, пятая группа - "асексуалы" (110 мужчин и 33 женщины) отличается самым низким уровнем сексуальной активности, отсутствием эмоционально-значимых контактов и множеством сексуальных проблем. Эти люди сплошь и рядом не считают себя гомосексуалами, менее откровенны в этих вопросах, имеют меньше друзей своего пола. Свой досуг они проводят в одиночестве, считают себя несчастными, чаще других обращаются к врачам и совершают самоубийства.

Еще до эпидемии СПИДа психиатр Дэвид Мак-Виртер и психолог Эндрю Маттисон детально изучили 156 американских мужских пар. Средняя продолжительность этих союзов была 8,9 года, а 8 пар прожили совместно 30 и более лет. Как и гетеросексуальный брак, однополое сожительство знает свои стадии развития, кризисы, трудности, измены. Тем не менее оно существует и приносит людям эмоциональное удовлетворение. По наблюдениям Мастерса и Джонсон, стабильные однополые пары имеют даже более высокий уровень эмпатии (способность понять и предугадать переживания и потребности партнера), чем разнополые.

Самое серьезное обвинение против гомосексуалов -.то, что они совращают детей и подростков. В действительности, как уже говорилось, "совращение" взрослыми - дело сравнительно редкое, большинство подростков проходит сексуальную инициацию в собственной возрастной группе. Неверно и то, что "голубые" охотятся исключительно за детьми. Достоверно установлено, что количество потенциальных педофилов среди гомосексуалов практически такое же, что и среди гетеросексуальных мужчин. Гомосексуальность и педофилия - явления разные. И дело не только в страхе перед законом. Гомосексуалов, живущих с взрослыми партнерами, маленькие мальчики сексуально не возбуждают, так же, как большинство гетеросексуальных мужчин эротически равнодушны к девочкам. О педофилии и проблемах правовой защиты несовершеннолетних мы еще будем говорить дальше, связывать этот вопрос только с сексуальной ориентацией нет никаких оснований.

Наконец, последнее. Гомосексуалов считают главными виновниками СПИДа и других заболеваний, распространяемых половым путем. Они и в самом деле оказались первой жертвой и вместе с тем - группой повышенного риска смертельной эпидемии. Причиной этого была, однако, не сама по себе сексуальная ориентация, а специфический, нездоровый образ жизни: большое число и частая сменяемость сексуальных партнеров; рецептивные анальные сношения и связанные с этим частые травмы прямой кишки; использование для сексуальных контактов бань и саун; частое заражение венерическими болезнями (гонорея, сифилис) и кишечными паразитами; использование в качестве возбуждающих средств нитритов, подавляющих иммунную систему организма. Понеся страшные потери на первых стадиях эпидемии, гей-сообщества на Западе энергично взялись за профилактические меры и разъяснение своим собратьям грозящей опасности. Это принесло свои плоды. Разумеется, гомосексуалы не отказались от сексуальных радостей и не перешли к моногамным отношениям. Однако количество и сменяемость сексуальных партнеров у них заметно сократились, а главное - изменилась сексуальная техника. Многие стали воздерживаться от анальных контактов, ограничиваясь постоянными партнерами, либо пользоваться презервативами. Оральный секс (фелляция) стал чаще практиковаться без проглатывания семени, с применением презервативов. Появились и другие меры предосторожности. Поэтому, хотя гомосексуалы статистически остаются самой многочисленной группой риска, ее значение неуклонно снижается.

Самый трудный вопрос нашей темы - психологические последствия гомосексуальности. Обыденное сознание привыкло считать ее патологическим явлением, ассоциируя с неврозами и различными личностными расстройствами. В начале XX века так считали большинство психиатров. Однако к середине столетия выяснилось, что часто наблюдавшиеся у гомосексуалов невротические симптомы вытекают не из их сексуальной ориентации, а из трудностей их социального положения. В самом деле, легко ли сохранить душевное здоровье и психическое равновесие человеку, который все время должен что-то подавлять, скрывать, бояться разоблачения и, разделяя мнение большинства, считать себя неполноценным?

В 1970-х годах и эта точка зрения была признана односторонней. Массовые исследования с использованием психологических тестов показали, что невротизм - необязательный спутник гомосексуальности. Будет ли гомосексуал невротиком или нет, зависит, с одной стороны, от социальных условий (чем сильнее стигматизация и социальный гнет, тем вероятнее появление у его жертв невротических реакций), а с другой - от свойств его собственной личности, коммуникативных качеств, уровня самоуважения, способности принять и защищать свою индивидуальность и т. д. В 1973 году Американская психиатрическая ассоциация вообще исключила гомосексуальность из официального списка психических заболеваний, отметив, что гомосексуалы имеют разные характеры, которым могут соответствовать разные неврозы (или никакие). Несколько позже эту точку зрения приняла и Всемирная организация здравоохранения. Российские психиатры, которые продолжают считать однополую любовь аномалией и приписывают ее носителям всевозможные психические расстройства и заболевания, вроде "инфантилизма" и расстройства деятельности центральной нервной системы, не имеют поддержки в мировом научном сообществе. Эти взгляды там справедливо воспринимаются как пережитки советской репрессивной психиатрии, помогавшей загонять в психушки инакомыслящих.

Массовые социологические исследования, в частности, работы Белла, Вайнберга и Хаммерсмит (1981), показывают, что поведение родителей и характер взаимоотношений ребенка с родителями не оказывают решающего влияния на его будущую сексуальную ориентацию. Не подтвердилось и мнение, что гомосексуальность - следствие совращения ребенка старшими лицами своего пола или результат отрицательного гетеросексуального опыта. Глубинные основы сексуальной ориентации формируются, по-видимому, до полового созревания, пубертатный опыт лишь выводит это на поверхность.

Но если нет единой причины гомосексуальности, то можно ли вообще считать ее единым явлением? Не лучше ли говорить не о гомосексуальности, а о гомосексуальностях? Это мнение сегодня разделяют многие ученые.

Для понимания природы гомосексуальности очень важно систематическое сопоставление мужской и женской гомосексуальности. Если бы сексуальная ориентация сама по себе детерминировала основные поведенческие и психические свойства личности, то лесбиянки были бы и психологически и по типу своего сексуального поведения ближе к гомосексуальным мужчинам, чем к гетеросексуальным женщинам. Однако это не так. В поведении и чувствах лесбиянок больше гетеросексуальных элементов, чем у мужчин-гомосексуалов. Лесбиянки чаще ведут бисексуальный образ жизни, состоят в гетеросексуальном браке и т. д. Их сексуальная активность значительно ниже, чем у мужчин, они имеют значительно (в 15 раз) меньше сексуальных партнеров. Иначе говоря, в поведении гомосексуальных мужчин и женщин обнаруживаются те же самые полоролевые различия, что и у гетеросексуальных людей.

Характерно, что ни один из существующих психологических тестов не позволяет отличить гомосексуальных индивидов от гетеросексуальных.

В отличие от гетеросексуального брака, стабильность которого поддерживается наличием детей и целым рядом социальных условий, однополый союз лишен подпорок, он остается эмоционально-чувственным, новые увлечения легко разрушают его. Неудивительно, что устойчивые однополые пары встречаются гораздо реже гетеросексуальных. Это делает "голубых" мужчин и женщин более одинокими, особенно с возрастом, после 40 лет.

Тем не менее, стабильные однополые пары существуют, геи и лесбиянки добиваются их законодательного оформления. Первой узаконила однополые союзы Дания, ее примеру последовали Норвегия и Швеция, теперь это обсуждают в других странах. На первый взгляд, это выглядит излишеством: зачем регистрировать сожительства, в которых нет детей? Даже многие гетеро-сексуальные пары предпочитают в подобных случаях обходиться без вмешательства государства. Однако регистрация брака дает паре значительные преимущества в плане социального страхования, наследования имущества и т. д. Да и можно ли упрекать людей в сексуальной распущенности и одновременно отказывать им в праве узаконить свои отношения? Многие геи и лесбиянки имеют детей от прежних браков и являются вполне нормальными родителями, а их дети, как правило, вырастают гетеросексуальными.

Прошедшая в Москве в июне 1994 г. международная научно-практическая конференция "Семья на пороге 3-го тысячелетия" единодушно рекомендовала российским законодателям тоже подумать над этим вопросом. К сожалению, Госдума это мнение проигнорировала; по новому российскому семейно-брачному кодексу брак возможен только между мужчиной и женщиной.

Наряду с "гомо" и "гетеро" существует "би". В силу своей "промежуточности" эта категория до недавних пор привлекала к себе мало внимания.

В рамках традиционного жесткого противопоставления гомо- и гетеросексуальности склонность индивида к сексуальным контактам с представителями обоих полов казалась скорее недоразумением, следствием незавершенности психосексуальной идентификации или даже средством мимикрии, желания гомосексуала "сойти за своего" в гетеросексуальном мире. По-видимому, бисексуальное поведение не образует единого явления.

Бисексуальность часто наблюдается в переходном возрасте, когда подросток еще не определил своих эротических предпочтений и экспериментирует в обоих направлениях, хотя, вероятно, уже в это время гомо- и гетеросексуальные переживания и связи имеют для него разный личностный смысл.

Иногда гетеро- и гомосексуальное поведение индивида чередуется за счет двух качественно разных сексуальных сценариев. Например, "хаслеры", молодые мужчины-проститутки, позволяют за деньги мастурбировать или отсасывать себя, но при этом не считают себя гомоссксуалами, презирают своих клиентов и поддерживают гетеросексуальные отношения. Насколько серьезно такое разграничение сценариев ("гомо" - за деньги, "гетеро" - для себя) - вопрос открытый.

Ситуационно обусловлена бисексуальность, например, в условиях вынужденной половой сегрегации (тюрьма, концентрационные лагеря, закрытые военные училища и т. д.) Гомосексуальная активность служит здесь как бы временной заменой гетеросексуальных связей. Нередко это сопровождается насилием и символизируется в понятиях господства и подчинения.

Параллельное гомо- и гетеросексуальное поведение, например, официальный гетеросексуальный брак совмещается с тайными гомосексуальными привязанностями и связями. Иногда это следствие поздней сексуальной идентификации, когда индивид вдруг обнаруживает, что его действительные эротические предпочтения лежат в другом направлении. Но бывает и постоянное совмещение обоих типов отношений, позволяющее субъекту попеременно чувствовать себя более маскулинным или более фемининным.

Наконец, бисексуальность может быть следствием равнодушия к полу партнера. Это бывает в ситуациях группового секса, когда тела как бы утрачивают свои половые различия, или если человек целиком сосредоточен на собственных сексуальных переживаниях.

Каковы бы ни были мотивы бисексуального поведения, оно встречается чаще, чем принято думать, и с точки зрения распространения СПИДа оно наиболее опасно.

Какой же должна быть социальная политика по отношению к гомо- и бисексуалам? Существуют три альтернативы: 1) запрещать и карать, 2) лечить и предупреждать, 3) понимать и помогать.

Теоретическая и политическая несостоятельность административно-карательной стратегии очевидна. Во-первых, она негуманна, ведь речь идет о судьбе миллионов людей, сексуальная ориентация которых от их собственной воли практически не зависит. Во-вторых, опыт истории показывает, что драконовские законы против гомосексуалов не только малоэффективны, но и порождают множество отрицательных последствий.

При отсутствии правовых санкций человек может удовлетворять свои сексуальные потребности, оставаясь полноправным, активно функционирующим членом общества. Напротив, клеймо и страх наказания вызывают социальное и психологическое отчуждение, которое одинаково невыгодно и для общества (растрата человеческих ресурсов), и для индивида.

Каковы бы ни были возможные причины гомосексуальности у отдельного индивида, социальной патологией его делает только стигматизация.

Греческое слово "стигма" означало телесные знаки, позволяющие якобы распознать нечто необычное в характере человека. В современной психологии стигматизацией называется процесс, в результате которого некоторая группа людей получает устойчивую отрицательную "этикетку", определяющую отношение к ним окружающих, а отчасти - и их собственную самооценку. Социально-психологические закономерности стигматизации лучше всего изучены на примере расовых и национальных меньшинств. Они действуют и в сексуальной сфере.

Человек, которого окружающие воспринимают и оценивают прежде всего и даже исключительно по его сексуальной ориентации, сплошь и рядом сам начинает категоризировать себя таким же образом. Это очуждает его от общества, снижает самоуважение и порождает множество болезненных явлений (невротизм, гипертрофированную озабоченность сексуальными проблемами и т. п.), которые затем ошибочно приписывают его сексуальной ориентации.

Жесткие табу и карательные меры имеют своей сознательной целью уничтожение гомосексуальности. Фактически они только усиливают тревогу и опасения людей насчет "правильности" их сексуальных ориентации, и этот страх сам становится мощным патогенным фактором, причем не только индивидуально-психологически, но и социально. Люди, не принятые обществом, ищут поддержки у себе подобных. Включение в эту субкультуру уменьшает внутреннее напряжение личности, облегчая ей самораскрытие и общение с другими. Психологическое состояние людей, которые принимают и открыто признают свою гомосексуальность, значительно лучше тех, кто боится признаться себе и другим. Но "голубое" сообщество еще долго несет в себе традиции гетто, а гомофобия всюду и везде неразрывно связана с авторитаризмом и воинствующей нетерпимостью.

Отмена не только уголовного преследования, но и всех иных форм социально-политической дискриминации сексуальных меньшинств - необходимый аспект демократизации и становления правового государства.

Не выдерживает критики и "медицинская" стратегия. Здесь встают три вопроса: 1) возможно ли успешное долговременное изменение сексуальной ориентации, 2) насколько это необходимо и 3) кто принимает соответствующие решения - врач или сам индивид?

Поскольку гомосексуальность не является болезнью, говорить о ее "лечении" и "профилактике" бессмысленно. Как было показано выше, сексуальная ориентация в большинстве случаев не является делом свободного выбора и не может быть изменена произвольно.

Много лет назад видный американский сексолог публично обещал крупную денежную премию тому, кто продемонстрирует достоверный случай смены сексуальной ориентации у взрослого гомосексуала. Эти деньги никто до сих пор не востребовал...

Пытаясь без достаточных шансов на успех изменить сексуальную ориентацию клиента, врач рискует, в случае неудачи, расшатать его душевное равновесие, снизить самоуважение и укрепить взгляд на себя как на больного. Другое дело, что профессионально подготовленный психолог или сексолог может помочь своему клиенту разобраться в его жизненной ситуации, выяснить реальный баланс своей гомо/гетеросексуальности (люди, особенно молодые, под влиянием страха или некомпетентных суждений окружающих, часто принимают на сей счет ошибочные решения, чреватые тяжелыми последствиями: например, мальчик, которого сверстники по каким-то причинам дразнят "голубым", может и в самом деле стать таковым) и выработать оптимальную стратегию поведения. Однако никакой нажим или принуждение в этих случаях недопустимы.

Несмотря на трудности своего стиля жизни, большинство гомосексуалов не хотят от него отказываться и предпочитают бороться за свои гражданские права.

Единственная социальная политика, соответствующая духу демократического общества,- политика терпимости к индивидуально-групповым различиям и меньшинствам. Это очень трудная стратегия. Отмена уголовно-правовых санкций не уничтожила древних стереотипов и предубеждений против гомосексуалов. А поскольку, выйдя из подполья, они стали более видимыми и слышимыми, это может порождать острые кризисные ситуации. Поэтому очень важно, не сбиваясь на пропаганду гомосексуальности, объяснять населению сущность этого явления и как к нему нужно относиться. "Голубые", в свою очередь, должны считаться с нравственно-эстетическими ценностями большинства.

Превращение гомосексуального подполья в "голубую субкультуру" со своими формами групповой жизни - длинный и сложный процесс, требующий активного участия социологов и общественных работников. В ряде стран такой опыт уже имеется, на него можно и нужно опираться.

Массовые социологические опросы последних лет показывают, что хотя предубеждения против геев и лесбиянок в России очень сильны и некоторые политики сознательно разжигают их, люди постепенно становятся терпимее. Эта терпимость прямо зависит от возраста, уровня образования, местожительства (город/деревня) и степени демократичности общего мировоззрения человека.

Даже подростки и юноши, для которых это очень больной вопрос - не дай Бог, запозорят! - в анонимной анкете 1995 г. высказались по-разному. 49 процентов юношей и 21 процент девушек сказали, что относятся к гомоссксуалам с отвращением и только 2,6 и 9,3 процента - с сочувствием и пониманием. Но 19 процентов юношей и 32,5 процентов девушек сказали, что относятся терпимо, не видят в этом ничего особенного, а 29 и 37 процентов не имеют никакой позиции, никогда не задумывались над этим. Эти цифры гораздо хуже, чем в Голландии, но лучше, чем в США, где при аналогичном опросе 89 процентов 15-19-летних юношей назвали однополый секс "отвратительным" и только 12 процентов сказали, что могли бы подружиться с геем.

Впрочем, как здесь, так и там, самые предубежденные люди с объектами своей неприязни лично не встречались. Личное знакомство уменьшает враждебность, показывая, что голубые - такие же обыкновенные и такие же разные люди, как и все остальные. Не все ли равно, кто что ест, кто как одевается и кто с кем спит, если этот человек не навязывает своих вкусов другим?

Психологическое состояние подростков и юношей, осознающих необычность своей сексуальной ориентации, зависит прежде всего от того, могут ли они открыться родителям и какова будет родительская реакция. Надо учить родителей спокойно и сочувственно воспринимать такие исповеди. Не должны пугаться ее и учителя. Подросток должен иметь возможность поделиться своими переживаниями с профессиональным психологом или врачом в специальной консультации. Профессиональная сексологическая, но еще больше - психологическая помощь необходима и взрослым. Вероятно, со временем у нас, как и на Западе, "голубая община" сама организует такие консультации.

© И.С. Кон


Aport Ranker
Создание и поддержка сервера - ИМС НЕВРОНЕТ
Вопросы и пожелания
Информационная медицинская сеть НЕВРОНЕТ
Hosted by uCoz