СЕКСОЛОГИЯ 
  Персональный сайт И.С. КОНА 
 Главная страница  Книги  Статьи  Заметки  Кунсткамера  О себе  English 

Мужское тело в истории культуры

Обложка книги В издательстве "Слово" вышла новая книга «Мужское тело в истории культуры» - часть моего проекта «Мужчина в меняющемся мире». Прослеживается, как варьировалось художественное отображение мужского тела и его каноны от эпохи к эпохе, от культуры к культуре. Книга построена на богатейшем изобразительном материале: в ней более 400 иллюстраций – от изображений эпохи палеолита, произведений мировой живописи и скульптуры до современной фотографии и даже рекламы. Изображения африканских вождей и китайских воинов, ольмекские статуэтки из Южной Америки и культовые фигурки папуасов поражают необычностью и выразительностью. Гармоничные пропорции греческих скульптур, сдержанность образов средневековья, раскрепощение плоти эпохи Возрождения, спортивно-мускулистое тело, культивируемое милитаристскими идеологиями ХХ века, отражая идеалы своего времени, сменяют другу друга и остаются жить в изобразительном искусстве Гойя.

198Х297 мм, 360 стр.
Переплет, суперобложка
Год издания: 2003
Отпечатано в Италии
ISBN: 5-85050-704-3

Где можно купить

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 8

I. НАГОТА КАК КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА Запретный плод 12 Социология стыда 13 Нагое и голое 16 Сила взгляда 18 Мужская и женская нагота 21 От генитального дисплея к фаллическому культу 23 Пенис, логос и фаллос 25 Чем мужчины прикрывают срам? 32 Кого стесняются мужчины? 43 Взгляд, воображение и изображение 46

II. ОБРАЗЫ МУЖСКОГО ТЕЛА В ДРЕВНЕЙШИХ ЦИВИЛИЗАЦИЯХ Образы или знаки? 48 Культуры народов Африки, Австралии и Океании 51 Доколумбова Америка 56 Культуры Азии 60 Древний Египет 68

III. АНТИЧНОСТЬ: В ПОИСКАХ ИДЕАЛЬНОЙ МУЖСКОЙ КРАСОТЫ Древнегреческий телесный канон 76 Бытовая нагота и художественные образы 77 Пенис или фаллос? 81 Греческая архаика. Курои 84 Классическая Греция 90 Типы мужских образов 97 Древний Рим 101

IV. ДУХОВНОСТЬ ПРОТИВ ТЕЛЕСНОСТИ Душа и тело 104 Тело Христа 105 Ангелы 114 Адам 115 Нагота в повседневной жизни 117 Средневековые типы маскулинности 119 Одежда и идеология 120

V. РЕАБИЛИТАЦИЯ ПЛОТИ Донателло 126 Мазаччо 130 Типы мужественности 132 Микеланджело 142 Итальянская скульптура XVI в. 150 Святой Себастьян 154 Обнаженный портрет 165 Северное Возрождение 170 Дюрер 172 Бытовая культура. Столетие гульфиков 175 Цензоры и кальсонщики 177 Дисциплинирование тела 179 Доктрина расстояния 182 Веласкес 188

VI. ЭСТЕТИКА МУЖЕСТВЕННОСТИ И ОТКРЫТИЕ МУЖСКОЙ СУБЪЕКТИВНОСТИ Декоративная нагота 190 В поисках мужественности 192 Что значит быть красивым? 197 Мужская мода 198 Мужское тело в скульптуре 201 Жак Луи Давид 207 Школа Давида 212 Романтический мужчина 217 Романтический классицизм в Германии 222 Викторианская Англия 224

VII. ОТ НАГОГО К ГОЛОМУ. ЕСТЕСТВЕННОСТЬ ПРОТИВ КРАСОТЫ Новая философия тела 230 Эстетика наготы 232 Роден 233 Купающиеся мужчины 238 Демократизация мужского тела 247 Деконструкция красоты 252 От живописи к фотографии 254

VIII. МУСКУЛИСТАЯ МАСКУЛИННОСТЬ. АТЛЕТИЗМ ИЛИ МИЛИТАРИЗМ? Атлет как воплощение мужественности 258 Мускулистая маскулинность 264 «Фашистское тело» 265 Споры о фашистском искусстве 271

IX. ГОМОСЕКСУАЛЬНОЕ ТЕЛО Гомоэротический взгляд на мужское тело 274 Биографический метод и его трудности 275 Сексуальность в творчестве 277 Сюжет и его восприятие 278 Святой Себастьян как геевская икона 281 «Этюд обнаженного юноши» 285 Гомосексуальный фаллоцентризм 287 Выход из чулана 287

X. ИЗ ЧЕГО СДЕЛАНЫ МАЛЬЧИКИ? Древний мир 298 Младенец Иисус 300 Купидоны и Ганимеды 302 Купающиеся мальчики 310 Вильгельм фон Глёден 318 Границы допустимого 320

XI. МУЖСКОЕ ТЕЛО В РУССКОМ ИСКУССТВЕ Ритуальная нагота в традиционном искусстве 322 Цивилизация и вестернизация 324 Религиозное искусство 325 Светское искусство. Скульптура 328 Живопись 333 Серебряный век 340 Мужское тело в тисках сексофобии 346 Постсоветский телесный канон 359 Политические игры вокруг мужской наготы 367

XII. ЖЕНСКИЙ ВЗГЛЯД НА МУЖСКОЕ ТЕЛО Первые художницы 368 Женщины в художественных школах 371 Что дозволялось рисовать женщине? 372 Феминистское искусство 373 Российские художницы и их герои 376

XIII. МУЖСКОЕ ТЕЛО И СОВРЕМЕННАЯ МАССОВАЯ КУЛЬТУРА Меняющийся образ 384 Мужская одежда: от унификации к разнообразию 385 Мужское тело в рекламе 389 Превращение мужика в мужчину 394 Чтобы быть красивым – надо страдать 399 Насколько маскулинен бодибилдинг? 400 Мужчины, торгующие телом 402 Утраты и приобретения 406

ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ 408

ЛИТЕРАТУРА 416

ВВЕДЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

Тело – один из самых увлекательных и сложных предметов, которыми занимаются науки о человеке и об обществе. Однако ученые-гуманитарии обратились
к этой теме сравнительно недавно.
До последней трети ХХ в. человеческое тело считалось объективной природной данностью, интересной только для биологии и медицины. Общественные
и гуманитарные науки затрагивали телесность лишь попутно, в связи с философской проблемой соотношения духовного и материального или в рамках истории искусства и физической культуры.
Пренебрежительное отношение к телесности было тесно связано с антисексуальностью и принижением чувственности, характерными для христианской культуры. Особенно «бестелесной» была советская наука. В двух послевоенных изданиях Большой Советской Энциклопедии тело представлено двумя статьями «Тело алгебраическое» и «Тело геометрическое», есть еще статьи «Телесные наказания» и «Телесные повреждения». В «Философской энциклопедии» (1960–70) редкие упоминания о теле, телесной субстанции и телесности содержатся в историко-философских статьях, посвященных Платону, Фоме Аквинскому, Лейбницу и идеалистической философской антропологии. Таким же «бестелесным» был и «Философский энциклопедический словарь» (1983).
Особенно строго табуировалось все, что касалось сексуальности. Цензура, или самоцензура, распространялась даже на справочники по истории искусства и религии. Характерно, что в замечательной двухтомной энциклопедии «Мифы народов мира» (1980–82) не нашлось места для статьи «Фаллический культ» или «Фаллос» (хотя есть индийское «Линга», а слово «фаллос» внутри статей упоминается 19 раз).
Первым прорывом в отечественной, а отчасти и в мировой науке была книга М.М. Бахтина «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса» (1965), в которой ученый разработал категорию «телесного канона», т. е. социально-нормативных представлений о том, каким является и каким должно быть человеческое тело. Эти нормативные представления, которые меняются в ходе исторического развития общества, занимают одно из центральных мест в любой картине мира и оказывают сильнейшее воздействие на реальное поведение людей.
Начиная с 1970-х гг. на Западе сложилось понимание тела не как природной данности, а как сложного социального конструкта. Это новое представление постепенно проникло во все науки о человеке и обществе и привело к появлению ряда автономных субдисциплин. Эволюция философских взглядов на телес-ность хорошо описана И.М. Быховской (2000). Появилась новая философская феноменология тела (Подорога, 1995). С 1980-х гг. развиваются социология, история и антропология тела. Природа тела и закономерности его репрезентации (представления и изображения) обсуждаются на многочисленных международных конференциях, издаются междисциплинарные сборники, выпускаются серийные публикации. В мае 2002 г. в Сорбонне состоялся коллоквиум «Тело в русской культуре», в котором наряду с западными участвовали ведущие российские этнографы, фольклористы, филологи и историки.
«Телесная» тематика чрезвычайно разнообразна. В отличие от духа, который может быть «чистым» и «абстрактным», тело всегда конкретно: оно имеет размер, цвет кожи, расу и самое главное – пол. Дух может быть бесполым, тело – нет. Изучение истории тела неразрывно связано с изучением истории наготы, одежды и сексуальности.
В самых первых альбомах-монографиях по истории обнаженного тела в искусстве, выходивших в начале ХХ в., репродуцировалось и обсуждалось просто «красивое человеческое тело» (Weese, 1900; Hirth und Bassermann,1902; Bulle, 1912). Однако это «красивое тело» было преимущественно женским. Женская нагота доминирует и в современных исследованиях и публикациях (Fossi, 1999). Почему? Просто потому, что женское тело красивее мужского? Но для кого? Или потому, что художниками и их заказчиками были, как правило, мужчины, которых женское тело интересовало и возбуждало сильнее мужского? Или за ситуацией, когда мужчина смотрит, а женщина показывает себя, стоят отношения власти: женщина является объектом мужского взгляда прежде всего потому, что она социально зависит от мужчины?
В постановке и изучении этих вопросов большую роль сыграли и продолжают играть ученые-феминистки (Усманова, 2001), которые серьезно заинтересовались социальными предпосылками репрезентации обнаженного женского тела в изобразительном искусстве. Но понять положение женщин без параллельного изучения мужского мира невозможно. Большое количество «исследований женщин» (women’s studies) в конце 1970-х гг. дополнилось не столь многочисленными, но не менее интересными «исследованиями мужчин» (men’s studies) (Kон, 2001-в). Совокупность научных работ, касающихся как мужчин, так и женщин, положила начало превращению феминологии (науки о женщинах) в гендерологию, которая изучает всю гамму социальных отношений между мужчинами и женщинами. Если пол (sex) подразумевает биологические характеристики, на основании которых человеческие существа определяются как мужчины, женщины или лица какого-то третьего пола, то гендер (английское gender, от лат. gens – род) подразумевает социально детерминированные роли и идентичности мужчин и женщин, зависящие не от природных половых различий, а от социальной организации общества.
Гендерные исследования имеют и телесный аспект. Мужское и женское тело объективно отличаются друг от друга множеством анатомических половых признаков. Но как именно эти различия осмысливаются, символизируются и изображаются, зависит от культуры и социальной организации общества. Телесный канон – не природная данность, а аспект социально-культурных представлений о маскулинности (мужское начало, мужественность) и фемининности (женское начало, женственность).
Для ученых, в том числе и искусствоведов, мужское и женское тело одинаково важны и интересны. Однако в европейском изобразительном искусстве обнаженное мужское тело не только слабее представлено (в лондонской галерее Тейт-Бритн, единственном музее мирового класса, где создан электронный предметный каталог, на 721 изображение женской наготы приходится 416 образов обнаженных мужчин; сравнение числа портретов дает другую картину – на 566 женских портретов приходится 794 мужских ), но и значительно хуже изучено.
Первая монография, специально посвященная обнаженному мужскому телу «Нагой мужчина», вышла в 1978 г. Она принадлежит перу английского искусствоведа Маргарет Уолтерс (Walters, 1978). С тех пор появилось немало искусствоведческих исследований о репрезентации мужского тела в разных видах искусства (Weiermair, 1987; Davis, 1991; Adler and Pointon, 1993; Brooks, 1993; Cohan and Hark, 1993; Lehman, 1993; Gоldstein, 1994; Perry and Rossington, 1994; Dutton, 1995; Krondorfer, 1996; Mosse, 1996; Schehr, 1997; Solomon-Godeau, 1997; Boone, 1998; Lucie-Smith, 1998). Но большинство из них, начиная с альбома-монографии Сесиля Бердели «Голубая любовь» (Beurdeley, 1977), рассматривают тему в контексте истории однополой любви (Cooper, 1994; Creekmur and Doty, 1995; Saslow, 1999; Fernandez, 2001).
Это вполне естественно – поскольку на протяжении многих столетий женщинам не разрешалось заниматься искусством, а изображение обнаженного тела им и вовсе было запрещено, красоту женского тела открыли гетеросексуальные мужчины, а красоту мужского тела – гомосексуальные мужчины. Однако обнаженное мужское тело изображали и художники, не питавшие к мужчинам эротических чувств. Отличаются ли друг от друга образы, созданные художниками разной ориентации?
Изучению этой проблематики мешает междисциплинарная рассогласованность. Историки искусства недостаточно учитывают данные антропологии и социальной истории, а исследователи истории и антропологии сексуальности, стыда, бытовой и ритуальной наготы, в свою очередь, не всегда принимают во внимание искусствоведческий материал.
Предлагаемая вниманию читателя книга является не искусствоведческой, а историко-культурологической. Уже несколько лет я работаю над проектом «Мужчина в меняющемся мире», пытаясь осмыслить, как меняются мужчины и их представления о самих себе в современном мире, в котором они утрачивают былую власть и гегемонию? Вариации мужского телесного канона и художественной репрезентации мужской наготы – лишь один (и далеко не главный) аспект темы. Специально изучать его я не собирался. Но в библиотеке Центрально-Европейского университета в Будапеште, где я работал первое полугодие 1999 г., я нашел гендерноориентированную искусствоведческую литературу, которая вызвала множество новых вопросов, которые я пытался обсудить в ряде журнальных публикаций (Кон, 1999-а, 1999-б, 2001-б и др.) и в настоящей книге.
Данная работа опирается на обширную историческую, антропологическую, философскую и религиеведческую литературу, которая посвящена эволюции и вариациям мужского телесного канона, одежды, отношения к наготе, чувства стыда, ритуального и бытового поведения у разных народов мира, но главное внимание уделяется народам Западной Европы и России.
Важнейшим источником при написании книги стало изобразительное искусство. Помимо огромного количества альбомов и книг (просматривая в библиотеке Геттингенского университета каталоги выставок и биографии известных художников, я нашел много такого, о чем не упоминали специалисты), мне удалось непосредственно познакомиться с коллекциями ряда крупнейших музеев Берлина, Вашингтона, Нью-Йорка, Парижа, Женевы, Будапешта и Хельсинки, не говоря уже о российских музеях.
Неоценимым подспорьем оказался Интернет. Некоторые музеи (галерея Уффици во Флоренции, Национальная галерея и галерея Тейт-Бритн в Лондоне, Музей современного искусства в Нью-Йорке, Музей изящных искусств в Филадельфии) уже создали полные электронные каталоги своих коллекций, сделав их доступными любому желающему (за исключением тех, увы, многочисленных случаев, когда показ картины противоречит нормам авторского права). Другие крупные музеи – Лувр, Британский музей, нью-йоркский Музей Метрополитен, вашингтонская Национальная галерея и др. – показывают на вебсайтах часть своих собраний. Значительно хуже представлены в Интернете российские музеи, которые только начинают приоткрывать свои коллекции. В Интернете есть и немало специальных художественных сайтов.
Во-первых, это сайты компаний, изготовляющих и продающих высококачественные репродукции произведений изобразительного искусства. За репродукции нужно платить, но электронные изображения показывают даром. Крупнейший такой сайт (свыше 25 тыс. картин) – Art Renewal Center (ARC). Огромный выбор художественных произведений, изображающих обнаженное тело, можно увидеть на сайте The nude in art history .
Во-вторых, это некоммерческие сайты, поддерживаемые научными центрами или любителями искусства. Они содержат не только картинки, но и биографии художников, библиографию и т.п. Прежде всего это Mark Harden. The Museum of Modern Art и Carol Gerten Jackson. Свыше 8500 картин содержит Web Gallery of Art. Исключительно богаты и информативны сайты Fine Art Presentation, sponsored by James Stewart и Web Museum Paris . Некоторые сайты посвящены специальным темам истории изобразительного искусства, например, однополой любви, и творчеству отдельных художников. Есть также Ассоциация вебмастеров сайтов по истории искусства – Art History Webmasters Association и World Wide Arts Resources Corporation.
В-третьих, это собственные сайты современных художников или галерей, продающих произведения искусства.
Электроника позволяет рассмотреть мельчайшие детали картин, которые не разглядишь на репродукции, а подчас и в оригинале, если он неудачно размещен.
Эта книга начинается с теоретического рассмотрения наготы как культурологической проблемы. Вторая глава представляет собой обзор (к сожалению, неполный, так как предмет только начинают исследовать) репрезентации мужского тела в древнейших цивилизациях Азии, Африки и Центральной Америки. Далее следуют очерки иконографии мужского тела в Древней Греции и Древнем Риме и в культуре западноевропейского Средневековья. Затем освещается история реабилитации плоти в эпоху Возрождения, эстетики мужественности и открытия мужской субъективности в искусстве ХVII – ХVIII вв., спор между «красивостью» и «естественностью» в реалистическом искусстве ХIХ – начала ХХ в. и проблемы «мускулистой маскулинности» и фашистского искусства. Специальные главы посвящены гомоэротическому взгляду на мужское тело и истории изображения в классическом искусстве обнаженных мальчиков. Впервые в искусствоведческой литературе рассматривается история репрезентации мужского тела в русском изобразительном искусстве. Отдельная глава посвящена становлению женского взгляда на мужское тело. Последняя, итоговая, глава книги посвящена современной эволюции телесного канона маскулинности и использованию мужской наготы в массовой культуре и в рекламе.
Насколько возможно, я старался не просто называть и анализировать произведения искусства, но и приводить их художественные репродукции.
Разумеется, книга на столь широкую тему не претендует на ее всестороннее освещение. Первое ограничение касается неевропейских цивилизаций, которые представлены заведомо фрагментарно. Кроме того, мой фактический материал ограничен рамками изобразительного искусства, живописи и скульптуры и почти не затрагивает театра и киноискусства; изображению обнаженного мужского тела в кино посвящена большая специальная литература (Малви, 2000; Mulvey, 1989; Lehman, 1993), анализ которой далеко превосходит мои возможности. К тому же, классическое искусство прошлого освещается в книге значительно полнее, чем современное искусство; отчасти это объясняется моими собственными предпочтениями, а отчасти – необозримостью современного искусства и трудностями добывания соответствующих книг, статей и репродукций. Наконец, книге не достает искусствоведческого, стилевого анализа.
Я писал эту книгу на свой страх и риск и даже без надежды издать ее (получить грант на такой экзотический для России проект невозможно, да я и не пытался). Однако мне очень помог индивидуальный грант фонда Макартуров на проект «Мужчины в меняющемся мире», с которого эта работа начиналась, и краткосрочные гранты Центрально-Европейского университета в Будапеште (1999), Института истории имени Макса Планка в Геттингене (2000) и Института Кеннана в Вашингтоне (2001). Всем этим учреждениям я выражаю искреннюю благодарность.
В процессе работы я консультировался со специалистами в разных областях знаний. Большую помощь советами и критическими замечаниями мне оказали антропологи С.А. Арутюнов и Н.Л. Жуковская, историки Н.С. Горелов и Н.М. Калашникова, искусствоведы В.В. Ванслов, О.Г. Кривцун и Н.А. Синельникова, дизайнер А. Бжеленко. В подборе иллюстраций мне очень помогли сотрудники Санкт-Петербургского Гуманитарного Университета профсоюзов Л.А. Санкин, Т.Д. Дягилева и А.М. Махов, а также Д. Шалин (Лас-Вегас), М. Кноблаух (Берлин), Д. Маркович и С. Дедюлин (Париж) и другие.
Моя особая благодарность – президенту издательства «Слово» Наталии Александровне Аветисян, которая оценила замысел книги и не побоялась непривычной темы.

© И.С. Кон


 
Информационная медицинская сеть НЕВРОНЕТ
Hosted by uCoz